Критерий
С чего начинается суть вещи и смыслы жизни

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Если, как обычно, задать вопрос «С чего начинается суть вещи?» в поисковой системе Google, то очень быстро пропадает всякое желание разбираться в этом. Всё, что мы начинаем понимать, – это абсолютно не проработанное понятие сути вещей, тёмное место философии. Современная философия просто уходит от этого чисто философского вопроса. Если учитывать, что наш современник имеет большую склонность в жизни к философствованию, то такая иллюстрация науки лишь доказывает, что современная наука больше похожа на чёрную дыру людских надежд, чем на откровение.
Однако, на практике мы познаём суть вещей достаточно просто – через сравнение похожих (подобных по Платону) предметов. Выделяя при этом главные и второстепенные признаки предметов, мы одну вещь с непознанной сутью начинаем понимать через суть другой вещи, нами уже познанной. Это так называемый случай горизонтального познания, горизонтальной Меры.
Самый неудобный случай – это когда нет сравнительной базы, то есть вещь или предмет, который мы хотим познать по сути, не имеет главного общего признака ни с одним предметом на свете. И тогда естественно возникает случай познания, когда оно осуществляется по вертикали иерархии смыслов.
А для иерархии смыслов метод сравнения сходных признаков неприменим. Ибо иерархия смысловая не похожа на фрактальную заданность механически повторяющихся свойств.
Что же в таком случае делать, чтобы всё-таки понять механизм открытия сути абсолютно новой вещи? Что этот процесс является открытием, бесспорно. А как оцениваются открытия в поле других, уже открытых вещей? Практической применимостью в отдельных случаях, приложениями открытия к практике жизни, такими, что это сопровождается высоким смысловым эффектом.
И всё же – суть вещи начинается с проявления главного её признака. А главный признак становится наблюдаемым (кибернетическое понятие наблюдаемости означает наличие координат измерения) в координатах вертикальной Меры. Так проявляется суть вещи как смысл в определённой смысловой иерархии Меры Природы.
Пока что не существует методов открытия нового смысла, кроме одного – сознательного устремления к экстремуму по максимуму того, что начинает, так или иначе, волновать человека, превращая, таким образом, ощущения в признак любого вида: количественный или качественный. Так работает наше сознание невидимым, ненаблюдаемым для человека образом. В этом и заключается его критериальная работа, ибо признак в таком случае начинает максимизироваться по кибернетическим законам оптимального управления. Так появляется в нашем сознании оценка этого признака, происходит включение сознания человека в новый для него процесс осмысления сущностных характеристик вещей. Так преодолевается природная ненаблюдаемость скрытых от сознания людей событий и процессов.
Разрешение проблемы ненаблюдаемости каких-либо природных процессов на самом деле является чрезвычайно сложной. Ибо эта проблема может быть эффективно решена лишь при условии принятия людьми нового смысла, которого до того не существовало вообще. Внутренняя смысловая слепота людей усугубляется тем ещё, что они создают в своём сознании некий автомат выполнения своих действий по заранее не один раз проверенному алгоритму. Так называемая адекватность – взаимно однозначное соответствие действиям и реакции людей – достигает при определенных условиях высокого уровня, блокируя при этом понимание и принятие новых смыслов как новых открытий познания.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 10:20:39, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Конструктивизм
Моё понимание реального, не философского, конструктивизма состоит в простой идее: каждый из нас, имея свою систему оценок, с разной степенью успеха, сознательно или несознательно, пытается с её помощью встроиться в ту картину мира, которую общими усилиями до него создали, синтезировали, сконструировали другие люди.
Чтобы вести диалог, вести общение людей между собой, нужно иметь какие-то общие оценки происходящего. Если же люди лишь обмениваются своими мнениями без того, чтобы уточнить хоть что-то общее, это к диалогу имеет малое отношение. Конструктивный диалог – это всегда усиление, резонирование идеи, смыслов, не обязательно главных, но обязательное общих смыслов, легко проверяемых любым человеком.
Все реальные случаи коммуникации людей сводятся к простой схеме: найти своё место среди себе подобных. Если человек по каким-то причинам этого не сможет сделать, то он начинает испытывать бесконечное одиночество. А поскольку одиночество означает отсутствие диалога с Богом, то и накопление пессимистических смыслов в данном случае очевидно.
Как правило, люди не имеют или не хотят иметь личных оценок, общих с оценками, идущими к нам от Духовной Вершины. Когда же человек считает, что его оценки и оценки Бога совпадают, то тут возникает ситуация, которую, кроме как парадоксальной, не назовёшь.
Парадоксальность состоит в том, что любой по-настоящему религиозный взгляд на происходящее требует маргинального поведения в рамках конкретной религии. То есть выхода на идеал и его реализации в среде, далёкой от восприятия идеала.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика