Искусство слова
Свобода Слова

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #16 : 31 Май 2011, 18:25:12 »
Никто не пенял, что там шарятся поэты.
Потому что они никому не нужны, ни левым, ни правым. Поэты вообще - за скобками, вне заботы.

Набоков и Бродский - не в счёт.
Другая эпоха. Я пишу о тенденции последних двух десятков лет, по нарастающей. Тенденция - мировая. Россия подтягивается. Восток пока держится.

Что тут мозговать: на стихи - как профессию - не проживёшь. Остальное - понятно.
Мне вообще как-то неясно, почему Вы спорите с очевидным. Причём, главная моя мысль совсем не об этом, не об очевидном: не о том, что поэту тяжко, что он никому не нужен. Бог с ним. Я совсем о другом пишу... К той же аналогии вернусь: половой акт не единственный и не определяющий признак любви-эроса. Но это не значит, что он неприемлем для эроса. Внешне - формально (технологически) - эрос от разврата неотличим. (Это позитивно? или пессимистично? или как там ещё?)
Не о том я. И Вы мне не о том.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 31 Май 2011, 18:30:17, Ярослав»

« #17 : 01 Июнь 2011, 11:59:21 »
Эх, прокачу! (Во мне тяга к проявлению речи - как таковой, - сильнее административных, дипломатических, коммуникативных... и страшно сказать! морально-этических соображений: за это меня так любят и бегут без оглядки... но ослику-то легче? легче или нет?).
В общем, течение речи - как течение реки - само по себе ценно и нужно...
Посему - продолжу (не остановить; а ставить плотины не выход: надо дотечь до моря, испариться и начать уже другую тему потом))).

Нет, мне нравится вопрос вообще-то: кто хуже - поэт или учёный?
(я пошутила на тему Свифта, а Вы тут же конкретизировали)...
Если гора не идёт... То есть: если не удаётся донести общее и цельное, то можно зайти с чёрного хода - и углубиться в микромир, в конкретизацию. Микро и макро - сходятся (так и физики поняли, но толком не осмыслили пока). Если углубляться в микромир, то рано или поздно выйдешь в большую вселенную - буквально. Так и с метафорой.
Поэт хуже учёного, по всем критериям: от социальных до нравственных. И бесполезнее к тому же. (Это без мистики если.)

поэт - чистый гуманитарий, сам себе полигон, лаборатория и материал для эксперимента,
сам же и отчёты пишет. Ему тугриков для продолжения работы нужно минимум-миниморум,
лишь для выживания.
Ну во-первых, поэт не обязательно чистый гуманитарий (в отличие от гуманитариев-учёных). Хлебников, например. Или тот же Даниил Андреев. Поэт вне деления на гуманитарий и не-гуманитарий, как вообще вне таких бинарных оппозиций (от мира сего): пессимизм-оптимизм, индивидуализм-коллективизм, эгоизм-альтруизм, коммунизм-капитализм, аристократизм-демократизм и т.д. и т.п.
Вне - не потому, что он такой умный (весьма относительное понятие), а потому, что он оперирует с метафорой (смысловой связью вещей), которая вне таких оппозиций и по цели, и по средствам, и по сути своей.
Что же касается тугриков, то математику или филологу их для работы надо не больше (бумага и ручка). А вот для жизни... У них намного больше шансов заработать своей профессией. А шансы поэта стремятся с каждым годом к нулю, неудержимо. И это, может, и неплохо. Для человека - плохо, а для поэзии даже хорошо: свободы больше...
Поэзия вообще меньше всего задумывается о человеке-авторе, а использует его, со всей его жизнью-судьбой, как материал для своих метафор; как и сам автор - своих героев; чего же потом обижаться: как ты с ними, так и я с тобой. И стихи сбываются... Сбываются не ради доказательств (кому-то чего-то: это вообще поэзию не волнует: кто там и что о ней подумает) - а ради продолжения пьесы, разворота метафоры, поиска дальнейшего материала: ловли слова на живца (а в роли живца - поэт).

Ну, я Вам подкинула пару пунктиков. Если захочется - помозгуйте.
Кто же хуже - поэт или учёный?
Поэт хуже. По всем статьям хуже.

А также - кому из них хуже?
Зависит от личной кармы. И оттого, что мы считаем за "хуже" и "лучше". (Счастье не критерий истины.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Июнь 2011, 14:42:34, Ярослав»

« #18 : 01 Июнь 2011, 13:40:55 »
Цитата: КАРР от Вчера в 18:11:55
А также - кому из них хуже?

 Зависит от личной кармы

Ну-ка, ну-ка.
Все зависят от личной кармы.
А - статистически?

Счастье не критерий истины
Вот, будь я занудой, непременно бы попросила уточнить - что есть счастье.
Или Вас "процитировала" бы - "в зависимости от того, что считать счастьем".
...Насчёт зарабатывания тугриков "чистой" поэзией.
Ну, в советское время "крупный" поэт, поэт-демоверсия был вполне сопоставим
по возможностям и благосостоянию с крупным учёным.
Более того. Если сравнить с тем, с чем было принято сравнивать в советское время, то крупный учёный в кап. стране оплачивался на порядки больше, чем наш, а "крупный" поэт "в условиях капитализма? Как раз там и не.
(В скобках отмечу: в России чего сейчас - продекларировано - строится? Аккурат, капитализм.
Ну, так и к поэту относятся "по-нашему, по-капиталистически")
Так - что? - это значит, что лучшие условия жизни для поэтических натур - развитой социализм русского разлива?


Путинцева Т
«Последнее редактирование: 01 Июнь 2011, 15:50:56, КАРР»

« #19 : 01 Июнь 2011, 14:32:02 »
А - статистически?
Зависит от эпохи.

Вот, будь я занудой, непременно бы попросила уточнить - что есть счастье.
Достаточно, что я зануда (два зануды в диалоге - перебор: есть у нас такие диалоги (со мной), и меня они перестали удовлетворять).
Для меня формула счастья: это когда жить интересно. (Я счастлив.)

Ну, в советское время "крупный" поэт, поэт-демоверсия был вполне сопоставим по возможностям и благосостоянию с крупным учёным.
Не каждый поэт и не каждый учёный. Хлеб покупался ценой утраты духовной свободы - по вечному рецепту Великого Инквизитора. (Но вот людям поэт был понятен, нужен, интересен: расцвет бардовской песни и самиздата, невозможный сейчас - публике не интересно: люди кастрированы духовно - вот что печально по-настоящему; продолжаю аналогию с эросом: от разврата утрачена здоровая потенция).

Касательно рассуждений о капитализме и социализме. Западное общество давно уже перестало укладываться в классическую марксистскую схему. Ныне - это "денежный тоталитаризм", совершенно новое образование, никаким "капитализмом" и "демократией" не являющееся. "Финансовая пирамида", "общество потребления" и т.д. - нужен новый Маркс, чтобы его описать - с экономической кочки. С духовной - давно описано уже (только у нас есть с десяток цитат Бердяева на эту тему).
Так и советский социализм вовсе не укладывается и никогда не укладывался в марксистскую схему.
Если быть непредвзятым, отвлечься от политических пристрастий, то следует признать, что расцвет культуры, в том числе и поэзии, приходится на "феодализм" или схожие ему формы "самодержавия". Возврата к ним нет. Но нечто новое, полифонический синтез моделей и возможно, и необходимо искать. "Новым средневековьем" назвал Бердяев такое общество будущего, Андреев - "Розой Мира", Гессе - "Игрой в бисер", Шри Ауробиндо - "Интегральной йогой" (всё это лишь стороны и проекции одного Процесса).
И это будет общество - синтезирующее феодализм (аристократическую модель), капитализм (свободу предпринимательства), демократию (права человека), социализм (социальную защищенность и справедливость).
А так... хрен редьки не слаще.
Нынешняя модель ("денежный тоталитаризм"), в отличие от классического капитализма, лишена эволюционной перспективы, чревата экономической, экологической и культурной катастрофой. Степень катастрофичности зависит только от скорости отказа от данной системы, порочной в корне, духовно растлевающей и бесплодной. Нынешняя модель - прямой путь к тому состоянию общества, которое пророки называли "царством антихриста". Думаю, что оно не осуществимо пока, что нынешняя "глобализация не бездуховной основе" обречена на провал, что это переходный и не длительный этап на пути к Новой Эпохе.
Российская модель по сути не отличима от западной (нынешней), только по одёжке.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Июнь 2011, 14:55:15, Ярослав»

« #20 : 03 Июнь 2011, 11:08:41 »
Зависит от эпохи.

Повторюсь - "а статистически?" (вне зависимости от эпохи либо - "суммируя" эпохи) [кому хуже - поэту или учёному?]

Для меня формула счастья: это когда жить интересно. (Я счастлив.)

Рада Вашему счастью.
Но как насчёт остального человечества?


Не каждый поэт и не каждый учёный [был обеспечен материально и имел широкие возможности]. Хлеб покупался ценой утраты духовной свободы - по вечному рецепту Великого Инквизитора. (Но вот людям поэт был понятен, нужен, интересен: расцвет бардовской песни и самиздата, невозможный сейчас - публике не интересно: люди кастрированы духовно - вот что печально по-настоящему; продолжаю аналогию с эросом: от разврата утрачена здоровая потенция).

Я назвала таковых "счастливцев" демоверсией,  разумеется, их было очень немного, и, разумеется, они не могли быть "вольнодумцами" по определению.
Только речь в той части нашей беседы шла о том,  что в то время крупный учёный и крупный поэт в СССР были сопоставимы между собой по благосостоянию и возможностям, а на Западе крупный учёный намного превосходил в этом отношении крупного поэта.
(Это - к вопросу "кто хуже" или "кому хуже" в сравнении "учёный vs поэт")


Касательно рассуждений о капитализме и социализме. Западное общество давно уже перестало укладываться в классическую марксистскую схему. Ныне - это "денежный тоталитаризм", совершенно новое образование, никаким "капитализмом" и "демократией" не являющееся. "Финансовая пирамида", "общество потребления" и т.д. - нужен новый Маркс, чтобы его описать - с экономической кочки. С духовной - давно описано уже

Помните, я присылала Вам некогда собственную "трактовку" пути развития капитализма до современного состояния (в ернической несколько форме)? Там главной мыслью было - что на совр. этапе капитал не может не вторгаться в "гуманитарную" сферу, в вопросы "формирования души" человека. 


Если быть непредвзятым, отвлечься от политических пристрастий, то следует признать, что расцвет культуры, в том числе и поэзии, приходится на "феодализм" или схожие ему формы "самодержавия". Возврата к ним нет. Но нечто новое, полифонический синтез моделей и возможно, и необходимо искать. "Новым средневековьем" назвал Бердяев такое общество будущего, Андреев - "Розой Мира", Гессе - "Игрой в бисер", Шри Ауробиндо - "Интегральной йогой" (всё это лишь стороны и проекции одного Процесса).


"По идее", так.
Только я совсем не уверена, что время этой стадии - следует непосредственно за нашим временем.
Что не последуют ещё - формация за формацией - большой ряд периодов с такими отличительными социо- экономическими признаками, которые нам сейчас и представить невозможно.


Нынешняя модель ("денежный тоталитаризм"), в отличие от классического капитализма, лишена эволюционной перспективы, чревата экономической, экологической и культурной катастрофой. Степень катастрофичности зависит только от скорости отказа от данной системы, порочной в корне, духовно растлевающей и бесплодной. Нынешняя модель - прямой путь к тому состоянию общества, которое пророки называли "царством антихриста". Думаю, что оно не осуществимо пока, что нынешняя "глобализация не бездуховной основе" обречена на провал, что это переходный и не длительный этап на пути к Новой Эпохе.
Российская модель по сути не отличима от западной (нынешней), только по одёжке.

Кто знает-кто знает.
Не исключено, что так называемые "новые формы" искусства (то, что нам видится "культурной катастрофой"), являются и в самом деле - новыми формами именно искусства, только - в зачаточном состоянии, в "форме зародыша" ( а мы пытаемся сравнивать зародыш со сформировавшимся организмом, естественно, он и "хилый", и "некрасивый", и вообще - "противный такой" :) )
Не исключено, что то же самое может относиться и к экономике.




И это будет общество - синтезирующее феодализм (аристократическую модель), капитализм (свободу предпринимательства), демократию (права человека), социализм (социальную защищенность и справедливость).

Дай-то Бог, конечно.
И тенденции к такой "полифонии" просматриваются.
А только.....


Путинцева Т
«Последнее редактирование: 03 Июнь 2011, 11:13:50, КАРР»

« #21 : 03 Июнь 2011, 21:29:42 »
Повторюсь - "а статистически?" (вне зависимости от эпохи либо - "суммируя" эпохи) [кому хуже - поэту или учёному?]
На вопрос невозможно ответить корректно, по причинам:
1. Учёный - порожденье эпохи гуманизма. Поэт - древен, как речь. Если суммировать, то "учёные" выпадут в предел допустимой погрешности, просто потеряются в сумме.
2. Что есть "хуже"?
3. Такая суммарная статистика не даёт никакой почвы для размышлений, а является чистой абстракцией, как суммарный психологический портрет человека вообще - без привязки к эпохе, культуре, нации, религии и т.д. и т.п.

Рада Вашему счастью.
Но как насчёт остального человечества?
Вы несколько переоцениваете мои возможности. Понятия не имею.
Критерий личного счастья, став ведущим, привёл к такому состоянию социума, которое можно охарактеризовать как "общество потребления" (а ещё точнее - торжество пошлости). Это состояние очень критично - и для того же личного счастья в том числе. Вот хорошая цитата на тему.

Только речь в той части нашей беседы шла о том,  что в то время крупный учёный и крупный поэт в СССР были сопоставимы между собой по благосостоянию и возможностям, а на Западе крупный учёный намного превосходил в этом отношении крупного поэта.
В СССР играла огромную роль идеология. Более того - идеология как квазицерковь и квазирелигия. Так как в самом марксизме-ленинизме нет ни грана духовной составляющей, а традиционные религиозные верования были признаны пережитками, не считались союзниками, то ничего не оставалось системе, как уцепиться за классическую русскую культуру, особенно - за литературу. Именно благодаря этому культу русской классической литературы в системе образования и тому океану духовности, что вопреки руководящей идеологической схеме (плоской и бездуховной) вливался в души через Достоевского и Толстого, Пушкина и Чехова, "советский человек", несмотря на все "издержки", связанные с материализмом и атеизмом, производит впечатление более благоприятное (в духовно-нравственном смысле), чем человек "нынешней формации" (рыночной и постмодернистской - не знаю, какой эпитет навесить :) ).
Русская классическая литература спасла русские души в 20-м веке - вопреки ужасу исторической реальности.

Нынешний же "демон государственности" вообще не понимает важности идеологии: он тупо и подражательно уверовал в идиотскую либеральную схему, что какая-то "незримая рука рынка" всё сама расставит как нужно. Она и расставила...
Низшее (материально-природно-экономико-душевное) без контроля высшего (духовного) приводит всегда к вырождению, к торжеству энтропии (такова природа низшего, сама по себе благая, пока занимает своё место).
Если в торжестве примитивного уголовного сознания, ставшего руководящим в 90-е, учёные были так же не нужны, как и прочие поэты, то сейчас - инстинкт самосохранения системы - заставляет повернуться к науке более приличным местом. Но двигает этим лишь соображение пользы.
Не только духовно, но даже интеллектуально нынешний "демон" бесплоден, внутри ему плевать на идеологию вообще (любую), он не может даже теоретически прочувствовать нужность и важность объединяющей идеи. Пытается заигрывать с православием, но всё это выглядит неорганично, видна фальшь на каждом шагу.
Единственный настоящий идол, святое - это деньги. Так что советского отношения к литературе в частности и к культуре вообще даже близко ждать от этого "демона" не приходится. Нет потребности.
На такой почве могут вырасти ядовитые идеологии. Обо всём этом я уже писал подробно здесь.

Вся надежда на прорывы творчески-культурные внутри традиционных религиозных конфессий и на религиозное осмысление творчества внутри светской культуры: это единственный здоровый путь сегодня.

На Западе просто этот процесс (угашения духа) идёт плавно, без таких резких качаний из крайности в крайность, как у нас. Но процесс тот же. И судьба архитектуры, что социалистической, что пост-капиталистической в 20-м веке одинакова: духовное бесплодие, вырождение.
Архитектура - самый знаковый символ любой эпохи, остающийся в веках как её лицо.
Лицо нынешних "либеральных демократий" отвратительно не меньше, если не больше, чем советский ампир. Такую "вещь" как архитектура не подделаешь, как не подделаешь вдохновенье: здесь корни уходят в вечность, в дух - и там зарождаются архитектурные формы, застывшая музыка времени.
Послушайте нынешнюю "застывшую музыку" - в любой стране, исповедующей "рыночную идеологию", - и всё станет ясно, гораздо нагляднее, убедительнее, чем изучение сотен томов политологии и социологии. Каковы здания - таковы и души. Закон. (Не бывает не одухотворенного лица у духовно развитого существа. И никакие поиски новых форм не спасут, ибо не в формах дело, а в духовной ущербности, безблагодатности этого мировосприятия.)

Помните, я присылала Вам некогда собственную "трактовку" пути развития капитализма до современного состояния (в ернической несколько форме)? Там главной мыслью было - что на совр. этапе капитал не может не вторгаться в "гуманитарную" сферу, в вопросы "формирования души" человека. 
Я Вам предлагал вынести нашу переписку на эту тему в открытое пространство. Вы отказались. А жаль - было бы очень интересно.

Только я совсем не уверена, что время этой стадии - следует непосредственно за нашим временем.
Что не последуют ещё - формация за формацией - большой ряд периодов с такими отличительными социо- экономическими признаками, которые нам сейчас и представить невозможно.
Сроки неведомы никому. Зависит от степени катастрофичности перехода. Конечно, длительный эволюционный путь - через промежуточные формации - предпочтительней скорого и катастрофического перехода. К сожалению, второй вариант вероятнее... Но человек предполагает, а Бог располагает. Чудо никто не отменял.

Не исключено, что так называемые "новые формы" искусства (то, что нам видится "культурной катастрофой"), являются и в самом деле - новыми формами именно искусства, только - в зачаточном состоянии, в "форме зародыша" ( а мы пытаемся сравнивать зародыш со сформировавшимся организмом, естественно, он и "хилый", и "некрасивый", и вообще - "противный такой" :) )
Я точно ту же аналогию уже проводил; в частности о форумах как новом жанре нового искусства.
Мне не катастрофой видятся "новые формы" (дело не в формах совсем), а скорее - перегноем, подготовкой почвы для новых семян (в семенах духа всё дело: какие семена посеяны будут - такие и формы взойдут, а не наоборот - не от форм плясать надо, а от Печки). Но для новых семян нужна новая почва, новый климат... (Собственно, соседняя ветка "Интернет и Роза Мира" вся об этом.)

Продолжу-таки аналогию поэзии с эросом. В следующем посте (сейчас уже не успеваю).
Это о "новых формах" и т.д. (В тему всей ветки.)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 22:47:18, ВОЗ»

« #22 : 04 Июнь 2011, 21:13:58 »
Ещё одна импровизация на тему Свободы Слова…

Поэзия и эрос живы одной энергией. Вдохновение поэта сродни влюблённости.
Концентрация сил, избирательность, сосредоточенность на предмете, приоритет качества, неповторимость лица – вот признаки наполненности этой энергией. Поэтический эрос необходим для лирической, философской, религиозной, эпической и даже гражданской поэзии не меньше, чем для эротической (для последней – в наименьшей степени: там слишком всё очевидно и всё на поверхности).

Разврат враждебен и бросает вызов не морали, а эросу. Мораль лишь гигиена: её внешние правила – как грамматика в языке: не самоцель и не главное. Разврат – это имитация эроса, фальсификация и профанация его. Формализм и интеллектуализм в поэзии и есть разврат, оскудение поэтического эроса. Разврат не видит духовного содержания, потому что лишён свободы избрания, сосредоточенности на предмете любви. Разврат безысходно замыкает эго, погружая его в собственные сиюминутные состояния. Такая замкнутость на своих состояниях неизбежно приводит к безликости: своеволие кончается рабством и штампами «общих мест». Разврат всегда исходит из формальных признаков (как любой имитатор), он всегда ищет всё новые и новые формы и уповает на технологии, но не может насытиться ни одной из них: пресыщение и охлаждение, распад и разложение – неизбежный итог любого разврата, что поэтического, что эротического. Мертвящий формализм моралиста и развратника – следствия одного и того же процесса – угасания творческого эроса.

Разврат может быть утончённым, эстетским, интеллектуальным, мистическим. Но суть остаётся та же – формализм, отсутствие светоносного Логоса. Имитация, видимость содержания создаются бесконечными интеллектуальными перестановками, игрой эрудиции или фантазмов. Такая игра лишена не только высоты, но и глубины. Самодостаточный психологизм тоже кончает развратом, так как не находит внутри себя никакой опоры, никакой незыблемой духовной вертикали. Душевная стихия, погружённая в себя и оторванная от духовного мира, иссякает в пустыне разврата. В суетном поиске новых форм и технологий никаких подлинных новых форм не находится: можно и так, и эдак, и всё это уже было…

Новую форму может дать только новое содержание, Новое Слово. Форма и есть лицо содержания, обращённое к миру. И подделать форму невозможно: форму рождает сам Художественный Предмет, внутреннее солнце произведения, созерцание которого и диалог с которым и есть поэтический избирающий эрос.
Формально, технологически – половой разврат неотличим от эроса. Также внешне неотличим разврат поэтический от подлинной поэзии. Никаких объективных критериев для свободного эроса нет: любовь познаётся только любовью, дух духом.

Формально, внешне дьявол неотличим от Бога: духовная тьма – от духовного света.
Все формы разврата (от вульгарных до утончённо-интеллектуальных) ведут не в подлинный мир духовного содержания, а в пустоту: не в жизнь, а в смерть: не в новое бытие, а в неутолимые поиски новенького.

Главная опасность нашего времени в том, что всесмешение структур сделало неотличимым фальшивку от подлинника: всё перепутано, погружено в муть, всё находится в каком-то тумане. Только религиозное осмысление творчества поможет выйти из этой комнаты кривых зеркал: никакие внешние критерии и структурные анализы ничего по сути не дают: необходимо искать выход в свободе своего духа, в возгорании избирающего творческого эроса, влюблённости в Подлинное. Только такая влюблённость в Подлинное даёт возможность различать фальшь в тех или иных феноменах.

Тургеневская девушка в первую очередь эротичней «девушки в стрингах». При внешней неотличимости форм. В первой есть Тайна и глубина, во второй – всё выброшено вовне, в плотскую плоскость.
Целомудрие – это концентрация сил. Целомудрие нужно для подвига – творческого, любовного или на узком пути святости, а не само по себе. «Старая дева» в миру – как талант, закопанный в землю. Грех есть преступление против Божьего Замысла о тебе.

Очень важно различать не только добро и зло, не только фальшь и подлинник, но и разные реальности добра. Любовь-жалость (агапе) и любовь-эрос, как жизнь и искусство, разные реальности, и обе уходят корнями в подлинное, духовное бытие. Но как уродливы их смешения в эмпирике! Жалость, всепрощение, этика, ставшая избирательным эросом, приводит к морализаторству, законническому фарисейству, инквизиции. Эрос, по доброте душевной не отказывающий никому, иссякает и разлагается. Законы жизни, перенесённые на искусство, убивают искусство, сводя его к служебной, а потом и проституирующей функции. Искусство, пытающееся подмять под себя жизнь, становится жестоко, развратно, порождает эстетствующий формализм и бездуховный интеллектуализм, растлевает душу. Крайности сходятся.

Никакие «архитектурные излишества» не спасут. Не в форме дело. Новая «архитектура» производит впечатление неподлинности, какого-то суррогата и отталкивает вовсе не бедностью геометрических форм, а безблагодатностью, отсутствием одухотворённости и бытийной качественности, возможной лишь в служении Замыслу и Целому.
Такое же впечатление от всей постмодернистской культуры: это что-то ненастоящее, что-то надуманное, – в ней нет Нового Слова, нет внутреннего солнца. Подмена духовного интеллектуальным – главная ложь этой эпохи.

В том, что поэзия вытеснена на периферию культуры, виноват не только социум, погрязший в фантомах и фикциях, но и сами поэты: формальный и интеллектуальный разврат – закономерное последствие разрушения незыблемой шкалы ценностей, угашения горнего духа. Но социальные последствия вырождения архитектуры и вслед за ней поэзии очень тяжелы: созерцание «застывшей музыки» и понимание речи, состоящей из «смысловых аккордов», формирует душевную ткань, структурирует сознание на тонком уровне. Душа, лишённая такого созерцания, перестаёт отличать настоящее и подлинное от фальши – во всех сферах жизни, а не только в эстетике. 

Эрос неистребим в человеке. Извращение эроса – лишь ложная его направленность. Какая-то знаковая тенденция есть в том, что появляются тысячи и тысячи пишущих стихи и параллельно вымирает настоящий читатель поэзии. Читатель поэзии – это соавтор: поэзия воплощается лишь в душе читателя, его творческим усилием. Стихотворение – это всегда творчество троих: Замысла (Души произведения, художественного Предмета), автора и читателя. Стало очень много авторов при дефиците читателей. Много имитации эроса при отсутствии влюблённости.

«Духовной жаждою томим»… Это начало всего. Откуда эта жажда берётся, как она пробуждается, мы не знаем, как не знаем, откуда берётся вдохновение и влюблённость (Фрейд всё перепутал, как и Маркс: не оттуда и не туда). Духовная жажда первична. Может быть, последние пределы пресыщения и есть та пустыня, где возгорится нестерпимая духовная жажда? Никакие новые формы не оживят искусства.
Только Новое Слово, новое духовное Содержание может вдохнуть жизнь в красную глину искусства и сделать зрячими руки мастера. Без возгорания творческого эроса невозможно никакое новое качество – ни в искусстве, ни в социуме. Спасёт красота, а не красивость и не формотворчество. Подлинная красота одухотворена: форма её рождена внутренним солнцем-логосом.

Нет свободы, когда перекрыты пути восхождения. Соблазняя внешней свободой, либеральная демократия постмодернизма лишает человека глубины бытия, его тайной свободы: не остаётся в душе места для благоговения перед святыней, умиления перед красотой: всё подвергается разлагающему скепсису, тотальной иронии. Отравляются горние родники, иссыхают корни. Эрос становится похотью жизни. Без дуновения духа – любая форма лишь труп (и его разложение вопрос времени).

Может, пресыщение писанием стихов вызовет жажду читать?
Не с появления новых форм и новых поэтов начнётся возрождение поэзии, а с появления читателей, с возрождения самой потребности читать стихи и делиться открытиями друг с другом.
В капле воды отражается мир: в судьбе поэзии отражается творческая судьба человека – судьба его любви-эроса.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #23 : 04 Июнь 2011, 23:11:57 »
Вот только одно проясните для меня, пожалуйста.
Уяснила, что увлечение формой  в поэзии - это разврат,
что "формотворчество" - это вообще-то бяка.
А вот как же тогда быть с освоением новых, нехарактерных и неизвестных
в данной стране и для данного времени форм стиха?
Пример: поэтический мир Нового Света открыл для себя японские хокку и танки, с их жёсткой заданностью количества слогов и акварельной размытостью смысла.
5-7-5, волшебные для японского уха, - априори же ясно, вряд ли столь красивы для англосакса или славянина. Для них это "недостихи". А вот - поди ж ты - увлечение охватило мир, и в каждой, практически, стране есть клубы хоккуистов.
Разврат это? Или попытка синтеза новой формы с древним вином традиционного содержания?
Европейцы осваивают рубаи, туюги, пытаясь разглядеть и прочувствовать Красоту,
мерцающую в восточной форме.
(СознАюсь - а, чего там, все свои  :)  - в своём распутстве: милый ямб, я изменила тебе с туюгом. Знаете такую форму - туюг?
...Очи ли, уста ли -
Холод, как у стали:
Как они  устали. )
...И, снова исходя из Вашей  аналогии: если б дети рождались исключительно по зову чистого Эроса, - не было б человечества, м? Но они, вот же ж, появляются и у распутников, и у жертв изнасилования и в браках по расчёту. Вы считаете: "Формализм и интеллектуализм в поэзии и есть разврат, оскудение поэтического эроса. " По-моему, Вы изрядно сужаете поэтическое поле.
Такая аналогия Вашему сужению:
некто: "поэзия - это то, что рождается из высоких стремлений, глубоких чувств, восторга и трепета." Поэт: "Когда б вы знали, из какого сора /Растут стихи, не ведая стыда..." 

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 04 Июнь 2011, 23:36:24, КАРР»

« #24 : 05 Июнь 2011, 01:01:41 »
Уяснила, что увлечение формой  в поэзии - это разврат,
что "формотворчество" - это вообще-то бяка.
Мне не остаётся ничего, как повторять свои же фразы (частями, раз из целого такое впечатление создаётся):
Внешне, формально ничем не отличается:
половой акт без любви и по любви,
формотворчество в подлинной поэзии и формотворчество имитации,
даже Бог и дьявол внешне, по формальному признаку не отличимы.

В общем, я не о том.
Вся классическая русская (силлабо-тоническая) поэтика заимствованная. Никакой разницы нет: заимствовать форму с Запада или с Востока: чем больше форм, тем шире выбор. Я пишу, что не в форме дело и не в поиске новых форм выход, а Вы опять всё сводите на форму, да ещё так - что я будто бы против новых форм как таковых.

...И, снова исходя из Вашей  аналогии: если б дети рождались исключительно по зову чистого Эроса, - не было б человечества, м?
Аргумент стар, как мир. Эрос и деторождение связаны так же, как пищеварение и вдохновение. Если я, например, скажу, что не в пищеварении дело, когда речь идёт о поэзии, то можно привести убийственный аргумент: с голоду вообще умрёт поэт и ничего не напишет. Дети рождаются и у животных, и у лягушек, и у насекомых. Эрос тут совсем ни при чём.

По-моему, Вы изрядно сужаете поэтическое поле.
А по-моему, наоборот: расширяю. Вывожу за пределы формотворчества как такового, не отрицая самого формотворчества. Можно любовь свести к половому акту и деторождению, а можно таки и к чему-то другому (не отрицая физиологии и полового влечения). Кто шире: Владимир Соловьёв в своём "Смысле любви" или Фрейд? Считайте, что в поэзии я на стороне Соловьёва, а не Фрейда (причём, не отрицая последнего).

некто: "поэзия - это то, что рождается из высоких стремлений, глубоких чувств, восторга и трепета." Поэт: "Когда б вы знали, из какого сора /Растут стихи, не ведая стыда..."
Поэзия рождается из духовного семени, а все чувства, как и житейский сор и скарб - материал для неё. Картина рождается из созерцания художественного Предмета, а не материи холста и красок, не из психологии человека (всё это лишь материал).
Цветы растут не из навоза, а из СЕМЕНИ, в котором находится Замысел, идея цветка (созданная художником, а не почвой).
Навоз лишь удобрение. Без семени никакие цветы не вырастут, сколько не ищи новые виды удобрений. То же и с "сором" (там ещё две строки есть).

Разврат это? Или попытка синтеза новой формы с древним вином традиционного содержания?
Нет никакого традиционного или не традиционного "содержания". Есть духовное семя, замысел, предмет. Деление на "форму" и "содержание" в искусстве весьма условно, как и в природе. Форма не одежда, которая одевается на какое-то "содержание". И "форма" и "содержание" не главное в поэзии. Главное - несказанное, Новое Слово, художественный Предмет, Душа стихотворения, его внутреннее солнце-логос, которые не выдумаешь. Всё остальное - средства, материал, помогающий воплотить этот Предмет.
Разврат - это половой акт без любви. И всё что по любви - не разврат. То же и с формотворчеством в поэзии: либо есть Душа, Эрос, Предмет, либо нет. И никакая форма не поможет его стяжать. А если есть, тогда все средства хороши, лишь бы были органичны и "нравились" самому Предмету.

Мы, как часто у нас с Вами бывает, спорим о разном: Вы о том, что ходьба состоит из тех или иных сокращений мышц, а я о том, что у ходьбы есть Смысл и Цель.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 22:48:51, ВОЗ»

« #25 : 14 Июнь 2011, 06:26:23 »
Мы живём в перевёрнутом мире (зеркально).

Почему-то далеко не каждая "проза" (частный вид поэзии) считается произведением искусства. А какая считается? Неужели мы ждём от прозы новой формы и от формы исходим в её оценке? Или таки от "содержания"?

Поэзия такая же естественная речь, как и проза. Вернее – более естественная, потому что более лаконичная. А как письменная речь – поэзия древнее прозы. Как искусство – несопоставимо древнее.

Почему-то написанное в столбик (с тем или иным ритмом) уже претендует на искусство. Почему-то в "поэзии" форма "выпирает" и "доминирует" над смыслом. А в прозе? А в чём отличие?
Вот и докатились, что люди перестали считать поэзию РЕЧЬЮ, а стали видеть в ней какую-то "форму", под которую подгоняется какое-то "содержание".

Только та поэзия есть поэзия, которая наиболее экономным и наиболее естественным способом передаёт (содержит в себе) такое "содержание", какое невозможно передать иным способом. Всё, что можно передать "прозой", надо передавать "прозой".

Для поэта – поэзия естественная форма речи (поэт думает стихами – "смысловыми аккордами"). Но не каждая естественная речь (поэзия ли, проза) есть искусство. Только то произведение можно назвать искусством, которое не выдумано, в котором есть Душа, Замысел, Предмет, Логос, существующий и независимый от художника.
И сам Предмет подбирает себе "форму".

Только то есть произведение искусства, где невозможно отделить "форму" от "содержания", где всё есть Содержание. Как невозможно отделить "форму" от "содержания" в человеческом лице или в восходе солнца.

Поэзия – просто естественная речь. Наиболее лаконичная и смыслоёмкая. Но людям неестественное кажется естественным, а естественное искусственным. Приходится терпеть. Писать прозой, коверкая смысл, затрачивая массу слов на передачу смысла, который можно передать одной точной стихотворной строфой. Но иначе вообще никто ничего не поймёт...

Почему авторы вед, библейских книг, греческих трагедий, национального эпоса писали, не сговариваясь, стихами? Потому что так проще, естественней для такого содержания.
А теперь – всё наоборот.

Все умеют водить карандашом по бумаге, но не все при этом занятии создают искусство. То же и со стихами: зарифмовать что-то – это так же естественно, как плясать от счастья или петь от грусти (но это ещё не искусство).
Только Логос, входящий в художника, и мастерство художника, способное этот Логос отобразить, создают в нашем мире искусство.

Писать стихи – это естественно, как дышать. Научиться читать и понимать стихи – требуется гораздо больше творческих усилий и умения, труда, опыта, развитого вкуса и воображения, чуткости души, гибкости ума, духовной жажды, любви.
А писать... Очень просто, как болтать. Вот и пишут. Где-то в глубинах памяти сохранилось, что говорить стихами естественней, чем "прозой"...

Пишут легко и читают легко. И не уважают прочитанное, ибо Предмет не отображается в таком "чтении". И глядя в книгу, видят собственную фигу в кармане.

Нет истины, где нет любви.



Максимилиан Волошин (Подмастерье)
....
Стих создают — безвыходность, необходимость, сжатость,
Сосредоточенность…
Нет грани меж прозой и стихом:
Речение...

...Для ремесла и духа — единый путь:
Ограничение себя...

...Когда же и сознанье внутри себя ты сможешь погасить —
Тогда
Из глубины молчания родится
Слово,
В себе несущее
Всю полноту сознанья, воли, чувства,
Все трепеты и все сиянья жизни.
Но знай, что каждым новым
Осуществлением
Ты умерщвляешь часть своей возможной жизни:
Искусство живо —
Живою кровью принесённых жертв...

...Так, высвобождаясь
От власти малого, беспамятного «я»,
Увидишь ты, что все явленья —
Знаки,
По которым ты вспоминаешь самого себя,
И волокно за волокном сбираешь
Ткань духа своего, разодранного миром...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 22:51:19, ВОЗ»

« #26 : 12 Июль 2011, 07:33:36 »
Григорий Померанц.

В стихах всё, что никак не удаётся сложить в систему, оказывается сплетённым в один венок, и целое торжествует над парадоксами логики, с которыми не справляется систематическое мышление.
Поэзия преодолевает логическую грамматику, как крылья – земное тяготение.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

« #27 : 17 Июль 2011, 15:52:07 »
Г. П. Федотов.

Все опасности, которые скрывались в природных стихиях, с особой силой встают в духоносных, энтузиастических сферах культуры.
Буйство природных стихий, особенно буйство пола в человеке, вдохновляет художника. Он самый беззащитный из детей мира перед напором стихий. По отношению к ним он весь слух, весь порыв. Оковы долга и закона бессильны перед ним. Вот почему песни поэта часто оказываются песнями греха, а личная судьба его – трагедией.
Быть растерзанным стихиями – участь стольких поэтов.

Но в стихийных силах души действуют безличные потоки: демоны прорываются сквозь них и искажают священные источники вдохновения. Искусство часто оказывается демоническим, но это не лишает его божественного происхождения.
Дьявол – актёр, стремящийся подражать Богу. Лишённый творчества, он надевает творческие личины. Всего лучше он внедряется в подлинное, то есть божественное творчество, чтобы мутными примесями возмутить чистые воды. Музой является только Св. Дух, но гарпии похищают и оскверняют божественную пищу.

Платон, в отчаянии от своеволия поэтов, которых сам же признаёт божественными, мечтал изгнать их из своей республики. Сколько христиан в глубине души хотели бы подражать ему! Но культура без поэтов, как церковь без пророков и мистиков, была бы нерождающей пустыней.

Законом, нравственной и общественной нормой нельзя судить откровения художника, мыслителя, поэта. Всё творчески новое, всё пророческое нарушает норму: другие, высшие нормы вырастут из новых откровений...

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.
«Последнее редактирование: 18 Июль 2011, 02:26:59, ВОЗ»

« #28 : 17 Июль 2011, 16:08:41 »
Владислав Ходасевич.

Ни одна литература не была так пророчественна, как русская. Если не каждый русский писатель – пророк в полном смысле слова (как Пушкин, Лермонтов, Гоголь, Достоевский), то нечто от пророка есть в каждом, живёт по праву наследства и преемственности в каждом, ибо пророчествен самый дух русской литературы.
И вот поэтому древний, неколебимый закон, неизбежная борьба пророка с его народом, в русской истории так часто и так явственно проявляется. Дантесы и Мартыновы сыщутся везде, да не везде у них столь обширное поле действий...

Дело пророков – пророчествовать, дело народов – побивать их камнями. Пока пророк живёт (и, конечно, не может ужиться) среди своего народа –

Смотрите, как он наг и беден,
Как презирают все его!


Когда же он, наконец, побит, – его имя, и его слово, и славу поколение избивателей завещает новому поколению, с новыми покаянными словами...

Кажется, что народ должен побивать, чтобы затем "причислить к лику" и приобщиться к откровению побитого. Кажется, в страдании пророков народ мистически изживает собственное своё страдание.
Избиение пророка становится жертвенным актом, закланием. Оно полагает самую неразрывную, кровавую связь между пророком и народом, будь то народ русский или всякий другой.
В жертву всегда приносится самое чистое, лучшее, драгоценное.

Изничтожение поэзии, по сокровенной природе своей, таинственно, ритуально. В русской литературе оно прекратится тогда, когда в ней иссякнет родник пророчества. Этого да не будет...

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

ОффлайнСумалётов

  • Упёрся – отойди.
« #29 : 17 Июль 2011, 17:14:26 »
Андрей Синявский (Абрам Терц).

Искусство первично и заключено в основу вселенной. Само сотворение мира было актом художественным.

Сон – водопой души, убегающей по ночам на источники жизни.

Искусство одержимо таким чувством реальности, какое и не снилось людям практической жизни. Для них – для всех нас в дневном свете – отдалённого прошлого не существует. Мы знаем отвлечённо, что были когда-то готы и гуны, но в сущности в это не верим. Искусство – верит.

Твой злонежелатель,
недалёкий от народа
Слава Сумалётов

« #30 : 21 Июль 2011, 21:40:57 »
Григорий Померанц.

Я сам эссеист и много думал о содержательности формы эссе. В ней есть что-то общее с незавершённостью в пластических искусствах. Кажется, что вот эту линию можно продолжить, закруглить... И до какой-то степени действительно можно. Но вдруг мера нарушена, и изображение становится мёртвым. Так и в размышлениях о чём-то текучем, неуловимом или целом, не поддающемся анализу. Слишком большая упорядоченность в мысли разрывает с жизнью.

Можно вычленить какой-то аспект действительности, проследить его логику и выстроить её как систему научных терминов. Но чем ближе мы подходим к глубине бытия, тем менее это возможно. В сложившейся культуре возникает иллюзия, что жизнь целиком умещается в систему. Но ни Христос, ни Будда не сочинили "Сумму теологии" или "Науку логики". Есть притча об этом у Кришнамурти. Некий человек нашёл кусок истины. Дьявол, услышав, огорчился. Но потом он сказал: ничего, человек попытается привести истину в систему, и ложь опять возьмёт своё.

Не только глубина блаженства, но и глубина страдания не укладываются в систему. Систематически мыслили друзья Иова. Иов только задавал вопросы Богу.
Когда целая культура оказывается в положении Иова, возможности системного философствования резко падают. Какая система мысли вместила Освенцим? А если вместила, если оправдала Освенцим или Колыму – куда такая система годится? Можно ли её считать духовно значимой?

Незавершённость эссе, незавершённость безответного вопроса – очевидное несовершенство. Но в этом несовершенстве есть своя истина. Незавершённое, вопрошающее мышление Иова живёт две с половиной тысячи лет, а системы одна за другой попадают в некрополь.

Эссе граничит с публицистикой и часто попадает в одну с ней рубрику. Отличить его от публицистики трудно. Философская тема сама по себе ещё не делает погоды. Решающее отличие – внутреннее: в степени своеобразия автора, в господстве личности над темой. Мы читаем публициста, потому что нас интересует сюжет, событие, тема. Мы перечитываем Честертона, или Розанова, или Бердяева, или Федотова, потому что нас захватывает неповторимо личностный склад ума.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика