Критерий
Что такое культура с критериальных позиций

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Сегодня под культурой цивилизации уже можно понимать не просто степень её саморазвития, но и модальность самой степени – положительна или отрицательна она применительно к главному критерию жизни людей, к высшей нравственной оценке.
Настоящая статья является началом в ряде статей о культуре.
Культура – ключевое понятие цивилизации и человека. Понятий культуры введено множество, как можно это увидеть хотя бы в Интернете. Культура – то, чем характеризуется степень развития цивилизации и человека в целом. Тут наша точка зрения совпадает с точкой зрения Николая Рериха (статья «Синтез»). Культура обязана отражать главные качества личности человека Будущего - его целостность и нравственность.
Культура – степень развития, изощрённости цивилизации, которая включает в себя и позитивные, и негативные качества саморазвития. Качества объединительные и созидательные, притягивающие и качества разъединительные, агрессивные, защитные, разрушительные. Природный метаболизм как степень развития обменных процессов находит своё отражение и в культуре людей.
Объединения людей, обществ и цивилизаций происходят на основе критерия, вынужденно устремляющего их к вершине объединения, характеризующейся максимизацией духовных, этических, нравственных качеств и параметров. При этом автоматически возрастает значимость различных сфер культуры для процветания людей и обществ. Развитие правового аспекта в поведении людей всегда будет служить лучшим инструментом для иллюстрации освобождения, раскрепощения человека из-под ига обстоятельств и других существ, из-под ига самой Природы, когда человек мало представляет себе действие её законов.
Максимизация прав человека в сфере его жизнедеятельности наталкивает нас на мысль, что разум человека, его сознание устремлены в сферы Божественного духа, в сторону обожествления самого человека.
Конечно, можно задать себе парадоксальный вопрос: «А есть ли граница саморазвития для человека?». Не может ли он превратиться в Человека-Бога, кому всё позволено? К сожалению, история даёт нам примеры такого экстремального саморазвития. Ф. Ницше теоретически, а фашизм практически продемонстрировали нам этот вариант неограниченного развития человека.
И тут мы непроизвольно выходим на такое сознание человека, которое побуждает его саморазвиваться в сторону самого примитивного эгоизма, то есть выходим на критерий эгоизма, которому иногда человек слепо и полностью подчиняется.  Подчиняется вопреки даже пониманию необходимости защищать себя со стороны значительно более мощной общественной структурой. Противостояние человека и общества – это противоборство двух критериев: личностного эгоистического и общественного, не всегда тоже нравственного. 26.08.11.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 10 Ноябрь 2013, 16:04:27, Геннадий»

Просто необходимо продолжение: тема для нашего портала НОМЕР ОДИН. Нас уже не раз обвиняли в культуропоклонстве.

Геннадий Георгиевич, а что Вы скажете об "определении культуры", данном Даниилом Андреевым и вынесенном нами в эпиграф на Главной странице ресурса, - в свете Вашего "критериального подхода"?
Напомню этот отрывок:
"Если не вдаваться сейчас в разграничение понятий культуры и цивилизации, то можно сказать, что культура есть не что иное, как общий объем творчества человечества. Если же творчество – высшая, драгоценнейшая и священнейшая способность человека, проявление им божественной прерогативы его духа, то нет на земле и не может быть ничего драгоценнее и священнее культуры, и тем драгоценнее, чем духовнее данный культурный слой, данная культурная область, данное творение." ("Роза Мира". Кн.1 Гл.2)

Вообще проблема человеческого творчества с религиозных позиций чуть ли не одна из главных, которую поднимает религиозная философия в 20-м веке и от разрешения которой зависит диалог религиозной и культурных традиций, а от этого диалога зависит судьба мира вообще (нет, наверное, более важной темы сейчас для человека).

Приведу ещё три отрывка из этой главы в "Розе Мира", в качестве тезисов, от которых можно оттолкнуться. Мне очень хочется показать теснейшую связь Вашего подхода с идеями не только Даниила Андреева, но и всей русской религиозной философии (особенно много внимания теме творчества уделили Бердяев и Волошин):

"Приходится сказать сразу и без обиняков: сколько иллюзий ни создавали бы на этот счет энтузиасты научного метода, но ни единственным методом познания, ни единственным методом овладения материей он никогда не был, не будет и не может быть. Не говоря уже о методе художественном, с которым научный метод высокомерно и неохотно делит теперь свое первенствующее положение, следует напомнить, что давно уже заложены основы такой методики познания и овладения материальностью, усвоение которой неразрывно связано с духовным самосовершенствованием человека, с просветлением его этического облика."

"Именно в том факте, что личность содержит единоприродные с Божеством способности творчества и любви, заключена ее абсолютная ценность. Относительная же ее ценность зависит от стадии ее восходящего пути, от суммы усилий – ее собственных и Провиденциальных, – затраченных на достижение ею этой стадии, и от того, в какой степени она эти способности богосотворчества и любви выявляет в жизни.
Земной отрезок космического пути восходящей монады являет собой такой этап, на котором ее способности к творчеству и любви уже могут и должны распространяться на окружающую ее природную и искусственную среду, ее совершенствуя, – то есть преодолевая в этой среде тенденцию к изолированному самоутверждению частей и частиц за счет других. Зло заключается именно в такой тенденции, как бы она ни выражалась. Формами и масштабами оно разнообразно почти до бесконечности, но основа всегда одна и та же: стремление к утверждению себя за счет остальных и всего остального."

"Творчество, таким образом, оказывается и правом, и долженствованием. Я до сих пор не могу понять, каким образом эта воистину божественная способность человека не встретила должного отношения к себе ни в одной из старинных религий, кроме некоторых форм многобожия, в особенности эллинского. Кажется, только в Элладе умели боготворить не только произведения искусства, но самую творческую способность, именно творческую, а не производительную, как в других формах политеизма, и даже венчать апофеозами великих деятелей искусства. Печально и странно, что после угасания Эллады творческий дар перестал привлекать к себе взор религий, не осмыслялся больше ни онтологически, ни метафизически, ни мистически. Под влиянием односторонне понятой семитической идеи о том, что после шести дней творения наступило упокоение Божественного творческого духа, даже вопрос о дальнейшем творчестве Самого Бога богословская мысль предпочитала обходить стороной, и речение Божества, запечатленное в Откровении Иоанна – «Се, творю все новое», – осталось единичным взлетом, единичным прозрением. К человеческому же творчеству установилось и вовсе подозрительное отношение, как будто гордыня, в которую может впасть человек-творец, более опасна и гибельна, чем творческое бесплодие. К сожалению, не менее прискорбная точка зрения на творчество человека установилась и в религиях индийского корня."
("Роза Мира". Кн.1 Гл.2)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 05:01:16, ВОЗ»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Культура через призму фрактала
Интересно рассмотреть понятие культуры упрощено через призму фрактала, то есть через подобие структур. Культура не может иметь фрактальную структуру, – это скажет любой человек. Она не имеет полного подобия при переходе от человека к человеку и к обществу в разных его формах. Иерархия – не фрактальная структура. Она – структура полного подчинения низшего уровня законам высшего. Однако, если взглянуть на этическую сторону жизни, то мы неожиданно придём к выводу, что этика дана человечеству к соблюдению её правил в любом обществе и для любого человека.
Хотя мы привыкли к тому, что, чем выше человек по лестнице иерархии, тем меньше он обязывает себя в подчинении моральным законам общества. И высокий пост в иерархии подчинения людей однозначно просто стирает этическую ответственность их за свои поступки перед Богом. Эта картина с сегодняшнего дня.
Степень нравственного подчинения Абсолюту нравственности (Г. Мир. Человек Будущего. Трактат о Любви и Этике,  Книга "Трактат о Любви и Этике". Часть 7. Этика как главная наука общества), таким образом, зависит от приближения человека на иерархической лестнице к Богу по своим властным возможностям в распоряжении ресурсами. Мы видим, что действия человека в отношении к ресурсам ничем не отличаются от действий над ним его главного, личностного, критерия ( Что такое критерий). Другими словами, чем выше человек в иерархии подчинения людей, тем он всё больше берёт на себя обязанностей того главного критерия, которому подчинён.
Вот почему из анализа поведения человека легко вычисляется его главный критерий. Лишь при этом необходимо добавить анализ параметра, который человек максимизирует своими усилиями. Этот параметр и даёт представление об образе критерия. Это, например, деньги или капитал, творческая вершина, страсть к чему-либо, добро, любовь и другое.
Совершенствование людей идёт, прежде всего, в поле культуры, этики, нравственности. Вот почему их поведение в поле морали как совокупности правил поведения в обществе будет всё больше приближаться к фрактальной структуре: каждый человек, на любом месте, будет сближать свои правила поведения с общими. Тогда не будет такой ситуации, как сейчас, когда любой начальник мнит из себя Бога. Между прочим, В.И. Ленин по общему признанию не подчинялся никаким моральным принципам и открыто заявлял об этом. Настолько он был слит с тем критерием, или назовите это эгрегором, который им владел, можно увидеть по его абсолютной нетерпимости к иной точке зрения. Однако необходимо разграничивать действия критерия общечеловеческого и критерия эгоистического, личностного.
Вот почему представления религиозные и критериальные при приближении к Абсолюту нравственности сливаются. Наука, конечно, этим не занимается, не считая богословского направления. Однако наука себя унижает пренебрежением к этой области человеческой жизни. Ибо смысл жизни лежит всё-таки в областях нравственного поведения или, по-другому, духовной жизни.
Д. Андреев, конечно, имеет в виду положительную сферу культуры. Конечно, познание мира материи через духовность несёт целостное его представление. В то время как общепринятый метод научного познания ограничен людьми областью, выхолощенной от этики. Более того, выход исследований физики микромира в пространство Сознания Природы ( Книга "Трактат о Любви и Этике". Часть 1. Вступление в новое знание) заводит их в полный тупик. Например, парадокс Гейзенберга. Физики ещё более усугубляют тяжесть своего положения, переводя такие случаи в область статистических исследований, полностью смазывая причинность явлений мира.
И хотя существует математическая теорема Гёделя о невозможности определения множества на самом себе, те же физики, а за ними и все остальные, доказывают истинность своих представлений из своих же исходных аксиом об их истинности. Чудеса самообмана, в которые верит не только наука, но и самый обычный обыватель.
Так мы поступаем исключительно потому, что проверить адекватность наших представлений будь то в математике, физике или в жизни, в быту, больше нечем, кроме физики. Мы так привыкли, и потому доверие физическим доказательствам у нас безграничное, хотя под носом лежит этика в виде Духовной Этики ( Книга "Трактат о Любви и Этике". Часть 7. Этика как главная наука общества, а также   Часть 8. Абсолют Этики и  Часть 9. Объективность Этики), и она даёт куда более совершенный прогноз и более совершенную адекватность в поступках людей.
Поэтому, говоря о культуре, о её широте, о модальности необходимо, прежде всего, оценить – откуда идёт её накопление и развитие, от какого начала: от вершины духа, Абсолюта нравственности, или же, наоборот, от той или иной эгоистической монады, действие которой выливается в тот или иной тип корпоративности.
Д. Андреев гениально увидел всё это воочию и сформулировал свои представления о культуре человечества. «…единоприродные с Божеством способности творчества и любви», о которых говорит Андреев, - это и есть единство человека и Бога в области творчества на основе принимаемых людьми правил Абсолюта нравственности в виде совершенной морали. Насколько мы сейчас соответствуем им, к сожалению, говорить ещё рано. Необходимо стремление к этой вершине. Любой вид эгоизма, то есть жизни за счёт других людей, высвечивает красным, запретным, цветом широчайшую область жизненного пространства, в которой, опять же к сожалению, сегодня большинство творческих людей находятся.
Генеральный критерий удовольствия, господствующий над миром людей сегодня, не даёт основания думать о близком приходе времени Духовной Этики. Эгоизм как принцип и критерий личностного или корпоративно удовольствия разделяет людей, делает их врагами.
Так что истинная культура всегда будет пробиваться сквозь мутный результат истории как зёрна творчества, творчества, неразрывно соединённого с законами Духовной Этикой. К великому сожалению, религиозная форма ( Почему религия не может предложить нравственную теорию воспитания и самовоспитания) выражения Божественной истинности вылилась в корпоративные формы множества конфессий, религиозных ветвей, церквей, враждующих между собой совсем не по-божески. Что однозначно свидетельствует о больном представлении религиозных корпораций.
Чем же можно высветить истину в данном случае? Пониманием метода критериального сознания: единство всех человеческих представлений и действий лежит вне самого человека в области критериев Природы, вершина которой дана людям в правилах, законах и принципах Духовной Этики. В ней конкретизируется лозунг А. Шопенгауэра «Мир как воля и представление» через работу природных критериев по законам Духовной Этики над сознанием человека по управлению через человека подчинёнными ему ресурсами. Поэтому религиозные формы сегодняшнего дня не являются завершёнными. Признание их мозаичности впереди. Вот тогда научные и религиозные представления о мире сольются ( Книга "Трактат о Любви и Этике". Часть 12. Подведение итогов). 30.08.11.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 26 Ноябрь 2013, 06:49:03, Геннадий»

Не могу согласиться с вами, Геннадий, c написанном вами: "Высокий пост в иерархии подчинения людей однозначно(!) просто стирает этическую ответственность их за свои поступки перед  перед Богом(!)" Значит апостол Иаков (брат Иисуса Христа) будучи епископом Иерусалима (в Израиле это и светская власть тогда), был безответственный человек перед Богом? Ну тогда и первый епископ Рима, апостол Пётр тоже? Ну уж о покойном епископе Рима и вытекающей из этого главы Вселенской Церкви Иоанне Павле 2 и его сменившем Йозефе Ратцингере  и говорить не приходится. Что-то они, видно, Геннадий,  не так делали, если первых казнили, третьего чуть не убили, а последний отказался от должности (а жаль леватские движения в церкви при нём бы не прошли).

«Последнее редактирование: 24 Декабрь 2013, 09:53:06, ВОЗ»

Ну уж о покойном епископе Рима и вытекающей из этого главы Вселенской Церкви Иоанне Павле 2 и его сменившем Йозефе Ратцингере  и говорить не приходится. Что-то они, видно, Геннадий,  не так делали, если первых казнили, третьего чуть не убили, а последний отказался от должности (а жаль леватские движения в церкви при нём бы не прошли).
А что Вы можете сказать о нынешнем папе? Среди православных немало тех, кто к этому папе относится положительно. Ради интереса можете зайти на тот же "ЖЖ" диакона Кураева. Там немало заметок о папе. Как известно, этот папа больше всего знаменит своим высказыванием о том, что церковь должна быть церковью для бедных, а не для богатых. Если это искренняя позиция - тогда знак очень хороший, для всего христианского мира (если не больше).

Дух дышит, где хочет

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Не могу согласиться с вами, Геннадий, c написанном вами: "Высокий пост в иерархии подчинения людей однозначно(!) просто стирает этическую ответственность их за свои поступки перед  перед Богом(!)" Значит апостол Иаков (брат Иисуса Христа) будучи епископом Иерусалима (в Израиле это и светская власть тогда), был безответственный человек перед Богом? Ну тогда и первый епископ Рима, апостол Пётр тоже?
Я никому не навязываю свою точку зрения. Меня убеждает практика: когда человек становится в иерархии власти выше всех, он для них становится вместо Бога.

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Опубликована небольшая статья автора ветки: "О значении Украины для метакультуры".

Она содержит подразделы:

Третья сила метакультуры
Об истоках современной либеральной демократии
О некоторых определениях
Несколько слов о метакультуре

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)
«Последнее редактирование: 01 Декабрь 2014, 05:02:48, ВОЗ»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика