Впадаю в море
Ирина Мясковская: стихи, переводы, комментарии.

0 Участников и 2 гостей просматривают эту тему.

Недавно в беседе со мной Ира Мясковская прочитала несколько своих стихотворений и переводов и рассказала об обстоятельствах их появления. Сами тексты мы разместим несколько позже.

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/110817/1.MP3

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/110817/2.MP3

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/110817/3.MP3

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/110817/4.MP3

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/110817/5.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 06 Январь 2013, 16:53:40, ВОЗ»

Тексты Ирина скоро выложит. Сейчас - еще один разговор, речь идет о практике непрофессионального, семейного стихотворчества.

http://rmvoz.ru/lib/arhiv/int/110817/6.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 06 Январь 2013, 16:54:19, ВОЗ»

Когда же Ирина выложит тексты? Меня очень тронули ее стихи, хотела бы почитать их: глазами воспринимаю лучше, чем на слух. Еще хочу, чтобы творчество Ирины было представлено у нас в большем объеме. В общем, жду.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Шерали Джураев, народный певец, известный в Узбекистане, Таджикистане, Киргизии и за пределами СНГ - "золотой голос исламского мира".

Здесь я помещаю вольный перевод его песни и ее мистически пришедшее продолжение (2-я часть со слов " Я видел караван..."). Как я рассказывала в интервью: у Саади, известнейшего поэта-суфия золотого века есть стихи – семечко этой песни. Помещаю Саади после моего перевода и примечаний.

Караван             
Шерали Джураев

Идут верблюды
                           караваном плача
 
С тревожным сердцем
                                      выхожу их встретить.

Скажи, вожак,
                        о чем
                                  верблюды плачут, –

Такое не видал ни день,
                                              ни ветер.

– Невесту мы ведем
                                 в село за горы, –
Вожак ответил,
                          дева услыхала,

И стали полноводней слезы горя.

Узнали мы – и боль заполыхала.

Возлюбленная!
                          как же обещанья,

Забыла их для золотых порогов?!

Взор отведи,
                      пою – и жизнь прощаю:

Судьба
            тебя уводит за отроги.


Твой караван –
                          корабль в морях тюльпанов,

Качающихся
                      в благодатном
                                                   зикре.*

Не плачь,
                мир так истерзан всей печалью, 

Играй с улыбкой
                            на причале жизни!

Сосудом будь
                            и в нем
                                         вином сладчайшим,
Базаром
                   и пришедшего глазами,
Верни собою
                       радость полной чаши.

Душа, как гроздь,
                             Худо*,
                                       В Твоих Ладонях!

Там,
        за горами снежными,
                                             – чужая
В чужой стране
                           меня забудь, родная,

Святыней сердца
                              нежно сохраняя
Свой дом,
                   уставши,
                                  празднуя,
                                                  рожая.
Не знаю,
               как мне выжить
                                           от разлуки
И боль, и радость
                                не делить с тобою…

Среди путей судьбы,
                                    ее излучин

Лишь пол-меня,
                             Ераб*,
                                          С Твоей Любовью.

Пусть половина
                            больше не воскреснет,

В оставшейся
                        я снова жизнь восполню

И запою –
                   Навруз*  придет
                                             из песен,

И  света Божьи волны
                                      в мир
                                                польются!
                                   

Я видел караван,
                              верблюды плачут –

Не ведали такого день и ветер.

Тревога хлещет,
                             я бегу навстречу.

По ком, о чем
                        саднят сердца верблюдов?

Мою невесту
                        вдаль уводят люди…

И всполох ветра
                             милые глаза
                                                   последний раз открыл мне…

И вижу я,
                 края ее одежд цветов коснулись,
                                                                      и, вослед  покровам,   
                                                                                                пыльца – ручьями…

Вокруг меня
                     тюльпаны
                                       красным морем                                                                                                             
                                                                    сомкнулись…

…Но Чья-то
                      Ладонь
                                      лицо  согрела:

– Дыханья Дар,
                         не гасни от разлуки!

– Вожак? Худо*?!
                            Со мною – в этот вечер?!.

Худо! Худо! ЗАЧЕМ верблюды плачут?
 
– МОЮ Невесту
                           в  дальний  край уводят:

Твоя душа – в узде твоей потери.

Ты Небеса затмил себе кумиром.

Встань!
              Одолев беду – окрепни духом!

Лишь к Истине стремясь – найдешь Свободу.

Пред Вечностью равны и боль, и счастье.

И души смертных смерти неподвластны.

Ушедших души – в Целое возлиты.

Живые, созидая – мир  целите.


 Свет – в глубине Твоей!

       Иди к Истоку.

  ____________


Сияют слезы…"
                         Караван влечется.

    Л ю б в и   п о т о к и  р а с ш и р я ю т  с е р д ц е

    Б о ж е с т в е н н а я  В о л я  о к р ы л я е т

 
    И  Золотой  Кишлак*
                                       все ближе,
                                                          ближе!..


Примечания
Можно легко было вписать и "Господь" и "Боже", но тайна Звука в обращении каждого народа к Творцу неповторимо прекрасна, поэтому я сохранила Ераб-Всевышний

Худо – другое, более родное, близкое обращение – как у нас Боже

Зикр – это танец-молитва, танец-растворение в Боге

Навруз – Новый год

Золотой кишлак – один из образов таинственно сокрытого рая на Земле

Помещаю здесь два перевода стихотворения Саади, которое  полагаю первоначальным замыслом – истоком Песни в 13 веке. Я  уверена, то, как  она пошла дальше – у Шерали Джураева, а потом, во время перевода, у меня, – это одно из самых удивительных трех событий в суфийском потоке, о которых рассказываю в звукозаписи Жене Морошкину (об этом "Караване", о "Халиме", об Инаят Хане).                           

Перевод (В и-нете называют его довольно приблизительным) К. Липскерова (по-моему, вполне заслуженно помещен в Малую библиотек поэзии – томик Ирано-таджикской поэзии):

О караванщик, сдержи верблюдов! Покой мой сладкий, мой сон уходит.
Вот это сердце за той, что скрутит любое сердце, в полон уходит.

Уходит злая, кого люблю я, мне оставляя одно пыланье.
И полыхаю я, словно пламень, и к тучам в дымах мой стан уходит.

Я о строптивой все помнить буду, покуда буду владеть я речью.
Хоть слово – вестник ее неверный – едва придет он и вон уходит.

Приди, – и снова тебе, прекрасной, тебе, всевластной, служить я стану:
Ведь крик мой страстный в просторы неба, себе не зная препон, уходит.

О том, как души бросают смертных, об этом люди толкуют разно.
Я ж видел душу свою воочью: она – о горький урон! – уходит.

Не должен стоном стонать Саади, – но все ж неверной кричу я: «Злая!»
Найду ль терпенья? Ведь из рассудка благоразумья канон уходит!


Перевод Бану:

Замедли, караван, шаги. Покой души моей – уходит.
Уходит милая моя, и сердце тоже с ней – уходит.
Лукавя, мнил я от людей укрыть мучительную боль.
Укроешь, разве, если кровь из раны, как ручей, уходит?
Тоскуя, сплел я руки с ней, расстался в тяжкой муке с ней.
В грудь острый нож разлуки с ней все глубже и больней – уходит.
Молю: погонщик, не спеши, шатер заветный – удержи,
Мой тополь, свет моей души, отрада вся моя – уходит.
Не сказки я про то слыхал, как дух из тела улетал –
Я сам воочию видал, как жизнь, душа моя – уходит.
Вернись, краса и честь моя, кудесница прелестная!
Призывным воплем песнь моя под небо самое – уходит.
Я знаю: ты – жестокий друг, неверный и далекий друг.
И все же, ясноокий друг, к тебе мечта моя – уходит.
Ты, дерзкий Саади, опять на милую посмел роптать!
В моей ли власти приказать: пусть прочь тоска моя – уходит?

Ира Мясковская

Тебя искал я,
                          но не мог найти,
Взойдя на минарет,
                                   взывал  окрестно,
И на заре, и на закате солнца
Я в храмовые бил колокола!
Купался в Ганге тщетно,
                                             от Каабы
Вернулся,
                    полон разочарованья.
Тебя искал,
                     искал я на земле,
И в небе тоже
                          встречу звал, Любимый...
Но,
        наконец,
                          нашел тебя в глубинах –
Как тайный жемчуг
                                     – в раковине сердца!..

Ира Мясковская

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Потрясающе... Я будто прикоснулся к чему-то живому... Даже не могу передать.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Спасибо , меня он тоже поразил, и ничего не меняла.Смотрите оригинал:
Hazzrat Inayat Khan

I searched but I could not find Thee;
I called Thee aloud ,
standing on the minaret;
I rang the temple bell
with the rising and setting of the sun;
I bathed in the Ganges in vain;
I came from Ka'ba disappointed,
I looked for Thee on earth,
I searched for Thee in the Heaven,my Beloved
But I found Thee
hidden as a pearl
in the shell of my heart...


Ира Мясковская
«Последнее редактирование: 31 Октябрь 2013, 00:29:12, Ира Цилинь»

ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Второй раз ловлю себя на мысли о том, что это стихотворение очень созвучно с другим, давно знакомым мне. Думаю, его следует привести здесь. Событийно эти стихотворения совершенно разные, но как созвучны в остальном...


Алексей Горобец

* * *
Её искал я три нелёгких дня.
Мы, наконец, друг друга повстречали.
И вот она взглянула на меня
Разбойными холодными очами.

Мы замерли.
И сразу, вразворот,
Она рванулась – выстрелу навстречу!..
И захрипев,
Свалилась на живот,
Под шерстью напрягая волчьи плечи.

Багрилась волчьей яростью земля,
На мёртвых травах слёзы замерзали.

И мир смотрел, ощеряясь, на меня
Моими
Опустевшими глазами.

1957-1958 гг.

http://rmvoz.ru/sobor/avtory/gorobec-aleksej/

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв
«Последнее редактирование: 31 Октябрь 2013, 01:22:09, ВОЗ»

Сергей! Прочитала Вас о Горобце - нежно, вдумчиво, благодарно! Захотела прочитать его и не пожалела - открытие! Хотя пару стихов показались стариковским социальным ворчанием в художественной форме, достойной большего содержания. Все равно, спасибо! Читалось на одном дыхании.
     С моими перестановками у себя в главках и бестолково поздним принятием откликов я упустила, с чем Вы ассоциировали его стихотворение о волчице. С "Охотой на волков" Высоцкого, которую я поместила во фрагменте перевода на английский или с чем-то другим? Не Инаят Ханом?

Ира Мясковская
«Последнее редактирование: 31 Октябрь 2013, 01:20:52, ВОЗ»


.о к а з а т ь с я
  в то утро на поле,у с л ы ш а т ь и записать эту балладу,-
  поэту проводить поэта...

        Песня Халимы

 Халима ушла от поля
 Халима устала в поле
 Сердце вырвалось от поля
 В светлые поля Аллаха!

 Вы не плачьте-
               "тяжесть доли"
 Рядом-милый,радость-
                     вволю,
 Песня льется
             счастьем,болью
 Речкой горной,
              речкой дольней
 Жизнь
       воспела
              Халима!
 Дождь заплакал,
                в сердце-печка
 Халиму встречает вечность
 С Халимой танцует вечность,
 ВЕЧНАЯ ЛЮБОВЬ сама!

 Халиму любовь согрела
 Словно солнце
 В ней запело
 Танцевать-все молодея
 Танцевать
          с родным,любимым
 Образ милый обнимая
 Не устанет Халима!

 Денег к свадьбам собирала
 Детям счастье напасала
 И уюта,и заботы
 С утра до ночи полна

 Как всегда за них боялась
 Чтоб одни не отдалялись
 Как она не потерялись,
 Не страдали как она...

 Танец счастья
              быть влюбленной
 Танец счастья
              быть любимой
 Охватил ее
           как пламя
 Очищенья,
          вознесенья-
 В лучшие сады Аллаха
 Полетела Халима!



 Халима ушла от поля
 Халима танцует вволю
 С Халимой танцует Вечность
 Жизнь воспела Халима!


 И свободно
            с каплей грусти
 Песнь ушла
           по речке
                    к Устью...
 Подари благословенье
                  сей балладе,
                              Халима!

 ------

Ира Мясковская


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика