Религия, философия, наука
Обсуждение работы Эмиля Л. Факенхайма «О христианстве после Голокауста»

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Отделено от "Иудаизм и христианство - возможность диалога"
http://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=1353.0


Во второй раз перечитал работу Эмиля Факенхайма "О христианстве после Голокауста"
(тогда, при опубликовании сборника, я читал все работы подряд, и мысли мешались)

Прежде всего, спасибо за замечательный сборник (всем интересующемся советую к прочтению).
Каждая статья, на мой взгляд, настолько содержательна идеями, что заслуживает отдельной ветки.

Первое ощущение (как и второе) - Эмиль Факенхайм - человек из другой культуры.
Его мысли, мироощущение, видение христианства и еврейской истории в христианском мире отличны от "русских".

Однако, этим они мне кажутся особенно ценными.

Удивительно, что человек северозападной метакультуры так точно - прямым текстом - характеризует 12 лет истории 3-го рейха, как царство антихриста:

прежде нужно решить труднейшую задачу: сузить пропасть между «арийцами» и «неарийцами», т.е. между большинством христиан и всеми евреями, пропасть, созданную и узаконенную в 1933 г. и ставшую чудовищной реальностью в эпоху господства Антихриста
....
если бы многочисленные христиане – католики и протестанты – в оккупированной нацистами Европе и за ее пределами искренне, публично и без иносказаний молились за оклеветанных, гонимых и истязаемых в нацистской Европе евреев, их молитвы сдвинули бы не только горы. Они привели бы их к крушению царства Антихриста, сердцевиной которого был мир Голокауста.


Чувствуется, что Катастрофа европейского еврейства для Эмиля Факенхайма не история, а лично пережитая Катастрофа.
Отсюда его постоянное подчёркивание уникальности этого удавшегося геноцида. Уничтожен целый европейский народ, не просто 6 миллионов жизней, а язык, литература, народные песни, шутки. Нет уже в Европе и, наверное, никогда не будет детей, для которых первые слова будут словами идиш. Хотя евреи (и даже еврейские общины) в Европе сегодня и есть, но того народа, который был частью христианской Европы со времён Римской Империи - нет. Тот народ навсегда ушёл в историю.

Европа убила своих евреев, как неповторимое национально-культурное образование. И убийство это было не убийством людей-врагов, а убийством недочеловеков, почти скотов. Убийство с разработкой новых технологий смерти, с использованием кож, волос, костей, жира жертв, для производства мебели, мыла, абажуров и прочего. С проведением медицинских опытов и научных экспериментов над обречёнными.


Понятна и боль Эмиля Факенхайма о трещине в европейском христианстве. Действительно, в Европе христиане не разделяли судьбу гонимых и гонителей с евреями, как это было в другом царстве антихриста - СССР, а были поставлены перед выбором: умереть с евреями или быть пассивными наблюдателями, если не активными участниками "окончательного решения". И лишь единицы выбрали умереть с евреями (хотя были и целые народы, не отдавшие своих евреев на заклание - болгары, финны, датчане).

Даже, наверное, не столько европейское, христианское согласие на убийство евреев больно Факенхайму, сколько согласие на такое бесчеловечное убийство, каким стала Катастрофа.

В резне, погромах, войне, убийца и убиенный остаются в "человеческой семье". Это убийства Абелей Каинами. Это братоубийства из-за ненависти, зависти, злобы. Убийца осознаёт, что убивает человека, и убиенный погибает с сознанием, что он человек.

Катастрофа явила в истории "доходяг" - людей, доведённых до потери человеческого облика (и образа Бога в себе), жертв Освенцима и Бухенвальда, и произошло это после столетий христианской истории в Европе. И довели "доходяг" до такого расчеловеченного состояния, сыны и дочери христианских народов, продолжая подходить к причастию по воскресеньям, венчаясь, крестя своих новорожденных, исповедуя грехи.

Христианская теология дала трещину - примеров "доходяг" Освенцима в Библии нет, представить себе Иисуса, как "доходягу" Освенцима невозможно, как и отказать "доходягам" в членстве в общечеловеческой семье.

Так я понял мысли и чувства Эмиля Факенхайма.

«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 04:08:17, ВОЗ»

Леонид, то, что я сейчас скажу, не является ни моим кредо, ни даже просто моим мнением.
Пришло "по ассоциации" при чтении Вашего постинга, - какие-то "отголоски" встреченных в сетке баталий.
... Как могли европейские христиане "дойти до жизни такой" - отдать на заклание -пусть не "братьев", пусть "кузенов" - "своих"
евреев... Евреям "вменялось в вину", причём в вину нешуточную, - и марксизм, и его воцарение на огромной территории, и репрессии
в СССР (как ранее - "спаивание" русских, как ранее "торгашество" на европейских пространствах)
Этим еврейским "винам" посвящена часть "теоретических" и "философских-историософских" антисемитских опусов, они ("вины") составляют основательную долю в бытовом антисемитизме в европейских странах, в СССР и в нынешней России.
Может быть это сыграло свою роль в том, что Европа "сдала" своих евреев? Как считаете?

Путинцева Т

Может быть это сыграло свою роль в том, что Европа "сдала" своих евреев? Как считаете?

Сказать по-правде - я ещё не до конца осмыслил работы Эмиля Факенхайма (для меня это первое знакомство с мыслями евреев, выживших в Катастрофе).

Раньше я, как и многие верующие евреи, считал, что Катастрофа вписывается в библейское объяснение страданий - "за грехи наши и отцов наших мы наказаны". Цепочка - евреи-революционеры/власть большевиков/обеспечение большевиками победы нацизма/Катастрофа/искупление греха евреев-революционеров - казалась мне объяснением происшедшего. Но вот мысль Эмиля Факенхайма (из его работы "Еврейская вера и Голокауст").

Благонамеренные ортодоксальные евреи прибегали к старинной формуле «за грехи наши мы наказаны», но такая трактовка событий, неприемлемая уже для Иова, в данном случае тем более невозможна. Благонамеренные христианские теологи видят в Освенциме божественное напоминание о страданиях Христа, но это свидетельствует об отчаянной беспомощности их теологического мышления. Благонамеренные еврейские секуляристы, вероятно, укажут на связь между Голокаустом и возникновением государства Израиль, но если причинно-следственную связь здесь можно и должно видеть, то находить таким образом в Освенциме смысл – чудовищно. Необходимо полностью и бескомпромиссно отвергнуть попытки подобных объяснений, цель которых – придать Освенциму смысл. Смысл никогда не будет найден – ни божественный, ни какой бы то ни было другой. И сами эти попытки кощунственны. Однако чрезвычайно важно подчеркнуть, что поиски смысла совсем не то же самое, что поиски ответа: первое совершенно исключено, а второе неизбежно. Даже через двадцать лет после Голокауста евреи, возможно, все еще не в состоянии дать на него необходимый ответ. Но их вера, их судьба, само их выживание будут зависеть от того, смогут ли они в конце концов его найти.

и, я начинаю понимать о каком кощунстве он говорит. Катастрофа была не просто страданием, а торжеством дьявольских сил. Признать очистительный, искупительный смысл в абсолютном зле кощунственно по отношению к Богу и Его живой иконе - человеку.

Освенцим это не ГУЛАГ, не погромы, не резня Хмельницкого или крестоносцев. Во всех этих бедах мученики-евреи сравнимы с мучениками-христианами, как и пишет Факенхайм:

В истории евреев или других народов мы не найдем прецедентов. Еврейские, как и христианские, мученики умирали за свою веру, не сомневаясь в том, что Богу нужны мученики. Иов страдал, несмотря на свою веру, протестуя в рамках этой веры. Черные христиане умирали из-за цвета кожи, но их вера, которая была здесь ни при чем, оставалась неколебимой. Миллион еврейских детей, уничтоженных в нацистском Голокаусте, умерли не за свою веру, не несмотря на свою веру, но по причинам, связанным с верой. Они погибли из-за веры своих прадедов.
Если бы эти прадеды отказались от своей веры и не воспитали детей как евреев, тогда их потомки в четвертом поколении могли бы быть в числе нацистских палачей, а не в числе их жертв. Как в древности Авраам, европейские евреи примерно в середине XIX в. принесли человеческую жертву: они всего лишь выполнили минимальное требование еврейской веры – воспитали своих детей как евреев. Но, в отличие от Авраама, они не знали, что делали, и им не было пощады. Вот жуткий факт, который делает все сравнения неуместными и нестерпимыми. Вот почему еврейская вера сегодня оказалась в особом положении, не имеющем прецедентов в истории. Вот в чем состоит чудовищная уникальность Освенцима, перед лицом которой еврейской вере грозит полное отчаяние.


Факенхайм называет время Третьего Рейха царством Антихриста. Если человечество не сможет этого предотвратить, то в конце времён Антихрист воцарится над всем миром, и в тех страданиях, которые обрушатся на людей тогда, тоже не будет смысла. Возможно, Первой Церкви - Израилю, снова довелось стать прообразом того, что ждёт Вторую Церковь - Христиан. Поэтому такими важными мне видятся слова Факенхайма о неумирающей надежде и о повелевающем Голосе, даже из Освенцима:

...в век Освенцима преданность идее выживания евреев уже сама по себе есть колоссальный по своему значению акт верности и столь же колоссальный – пусть пока еще и частичный – акт веры. Даже просто остаться евреем после Освенцима – значит смотреть прямо в лицо демонам Освенцима в любых обличьях и свидетельствовать против них. Это значит верить в то, что эти демоны не могут, не должны и никогда не одержат победу, и поставить на эту веру все: свою жизнь, жизни детей и их детей.
Быть евреем после Освенцима – значит вырвать из бездны отчаяния надежду – надежду для себя и всего мира.

...из Освенцима не раздается и никогда не раздастся спасающий Голос, но оттуда слышится и с самого начала слышался – пусть очень слабо – повелевающий Голос. Его слышат верующие евреи и знают, откуда он. Его слышат и неверующие евреи, несмотря на то, что они не знают, кому он принадлежит. В Освенциме евреи увидели абсолютное зло. Они были и остаются им отмечены, но и среди этого зла они слышат непреложное повеление: «Евреям запрещается позволить Гитлеру одержать посмертную победу». Им предписывается выжить, оставшись евреями, дабы не погиб еврейский народ. Им предписывается помнить жертвы Освенцима, дабы не погибла их память. Им запрещается терять веру в человека и его мир и становиться циниками или отрешаться от всего земного, дабы они не стали пособниками сил, стремящихся отдать мир демонам Освенцима. Наконец, им запрещается отчаиваться в Боге Израиля, дабы не погиб иудаизм. Неверующие евреи не могут заставить себя уверовать просто актом воли, и это не может быть им предписано, и все же они могут исполнять повеление Освенцима. И верующие евреи, которые остались со своим Богом, могут быть вовлечены в новые, возможно совсем отличные от прежних, отношения с Ним. Только одно совершенно исключается: на попытку Гитлера разрушить иудаизм евреям запрещается отвечать собственным участием в его разрушении. В прежние времена самым страшным грехом для евреев было идолопоклонство. Сегодня самый страшный грех – ответить Гитлеру его же делами. Согласно мидрашу. Бог даже во времена безысходных несчастий только «кажется» бессильным, потому что все еще ожидается Мессия.

«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 04:08:44, ВОЗ»

и, я начинаю понимать о каком кощунстве он говорит. Катастрофа была не просто страданием, а торжеством дьявольских сил. Признать очистительный, искупительный смысл в абсолютном зле, кощунственно по отношению к Богу и Его живой иконе - человеку.

Да. Это - веско. И это - правильно, имхо.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 29 Июль 2011, 23:53:13, КАРР»

"Бог даже во времена безысходных несчастий только «кажется» бессильным, потому что все еще ожидается Мессия."

Это и есть то коренное духовное противоречие между иудаизмом и христианством, преодолеть которое немыслимо трудно, почти невозможно, но необходимо, чтобы состоялся диалог этих религий (диалог, а не его дипломатическая видимость). Как преодолеть - я не знаю. Но именно на этом противоречии очень сыграет Антихрист, выдавая себя за ожидаемого Мессию, а Христа за его предтечу, и Освенцимы повторятся - для тех, кто не захочет или не сможет отречься от Христа или признать "нового мессию".
Увы, это духовное противоречие между двумя религиями - одна из открытых дверей для нового абсолютного зла в нашем мире. (А Зло вообще бессмысленно и безосновно.)

Очень было бы интересно открыть параллельную ветку о возможном диалоге Ислама и Иудаизма. Так как здесь противоположная ситуация: ни единого духовного противоречия между этими религиями нет (они очень схожи в своём основании, только Книги разные и имена Бога, но суть одна), зато доведены до последнего обострения племенные и политические противоречия - под прикрытием религиозных.

Кто бы взялся за такую опасную ветку (опасную - во всех смыслах), но необходимую? Разрешить на философском уровне политические противоречия намного проще, чем духовные...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика