Искусство слова
Читатели тоже пишут (или не зря зря в корень!)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Самое интересное, что "непокорных" мне нравилось больше. Очень слово это созвучно с "нежными".

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

"homo scriptus" - эй,  дамы и господа, кого учили латыни? Так - правильно?
Увы, только на санскрите знаю, как это будет: "manuSyo likhan" (S - это звук "ш" в транслитерации)

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Да, сейчас мне кажется, что Вы правы.
Так я поправлю обратно (с благодарностью).
:)

Путинцева Т

    Все-таки язык не обманешь.
   
"духовная пища".
   
духовная жажда
    Вот здесь, на мой взгляд, и кроется то зерно, из которого произрастает потребность в чтении как в сотворчестве. Быть может, всем людям в той или иной степени эта жажда, этот голод даны изначально. Не все научены и не все дают себе труд удовлетворять эту потребность вовремя и, что немаловажно,- не суррогатами. Здесь выход один - наставление. И как можно с более раннего возраста ( Детский зал библиотеки ВОЗа - всем в помощь! ).

     
Мне чтение помогает отличать подлинное от наносного в любой ситуации
     В мифологии еда, угощение, совместный прием пищи символизируют получение или обмен энергией, силой, знаниями и даже волшебными или мистическими умениями. Думаю, что здесь имеется в виду, конечно, "духовная пища". Именно поэтому 
если возникает конфликт, я не могу принять решение сразу, мне нужно время, нужно побыть одной, почитать - только тогда я смогу ручаться, что решение приняла именно я
.
     Добавлю еще одну, часто буквально воспринимаемую, аксиому: ты есть то, что ты ешь.
     Конечно же,  это не только и не столько о колбасе и булке.
     Возвращаемся к вопросам гигиены - не будешь мусорить в своей душе - легко тебе и с тобой.
      Будь осторожен, следи за собой ( Цой Виктор ).


Интересно созвучие русских слов: "слава" и "слабый" ("слово", кстати, туда же).

А в индийском фильме недавно встретила такую фразу: "Как известно, в жизни большое значение имеет "если"..." - и в правду, в английском слове "life", которое там употребили, по центру находится "if".

В индийских фильмах часто герои говорят чуть ли не афоризмами (пример диалога: "- Ты привез мне часы из Лондона, что я просила купить? - Нет, зато я привез хорошее время."), так как стандартно сценарии к индийским фильмам пишут современные поэты. В Индии поэтом должен быть каждый писатель, иначе какой он писатель! Еще интереснее, что все индийцы, кто умеют писать, считают себя писателями: в школах написать роман, стихотворение, повесть - стандартное домашнее задание. А играть словами, придумывать их этимологии индийцы просто обожают. Это можно видеть и в произведениях искусства, и в обычной жизни. Когда две наши преподавательницы, обе Екатерины, еще студентками ездили на стажировку в Индию, одну из них стали называть Ек-терина, другую До-терина (на хинди "ек" - это "1", "до" - 2).

А есть практически "детективная" история. Теперь уже наш преподаватель санскрита обнаружил в какой-то питерской библиотеке Евангелия, переведенные на санскрит англичанином-протестантом (в основном, это страсть протестантов переводить Евангелие, так как по их представлениям, когда Евангелие будет переведено на все языки мира, наступит Второе Пришествие). Причем, указывалось, что переводил он на санскрит с греческой Библии, а не с английской. Так вот в начале Евангелия от Иоанна знаменитая фраза "в Начале было Слово" переведена, как "adau vaadaasit", дословно "в начале была вада". В санскрите "слово" будет иначе, а "вада" - это скорее болтовня, бормотание. Откуда взялась она тут - не ясно. В греческом варианте как "Слово" идет "Logos", и однажды, где-то в "Одиссее", Гомер "логосом", действительно, называет "бормотание"... Но, конечно, ни к какому Гомеру эта "вада" отношения не имеет. Чтобы переводить на санскрит, англичане обычно обращались к какому-нибудь брахману-пандиту, сажали его рядом и с его помощью переводили. И англичанин брахману сказал, глядя в греческую Библию, что в начале было "Word". А брахман, перебрав в уме все санскритские слова, как-либо относящиеся к говорению, выбрал, естественно, эту "ваду", поскольку звучит похоже!

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 28 Март 2012, 00:36:29, Саша»

ОффлайнГеннадий

  • В Ясной Поляне
Прошу прощения, что вмешиваюсь. "Если..., то..." - это импликация из логики. весь наш опыт имплицирован, вся наука. Мы думаем, что получаем реальный опыт, а на самом деле делаем логический шаг, иногда к реалии не имеющий никакого отношения. К сожалению, эту истину мало кто знает на Западе, и потому мы чаще впадаем в заблуждение, принимаем за истину всего лишь импликацию логики.
"И проповедано будет сие Евангелие Царствия по всей вселенной, во свидетельство всем народам; и тогда придёт конец" (Евангелие от Матфея, 24:14)

Геннадий Мир (Геннадий Мирошниченко)

Человектор

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Роса.
Роза.
Россия.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

И.А. Ильин.

О ЧТЕНИИ И КРИТИКЕ

… Это вторичное рождение слова, образа и глубинного замысла каждый читатель должен осуществить в своей душе самостоятельно и одиноко. Захочет ли он этого? Сумеет ли он это сделать? Знает ли он, что это не так легко? Понимает ли он, что ЧТЕНИЕ ЕСТЬ ХУДОЖЕСТВЕННОЕ ТВОРЧЕСТВО, требующее от читателя художественной сосредоточенности, внимания и верного участия всего душевно-духовного, многострунного «инструмента»?..

Дело совсем не обстоит так, что художественный процесс происходит единожды в душе писателя, а читатель «просто читает»…  … а потом заявляет, получил он от этого удовольствие («понравилось») или нет («не понравилось»)!

…Читатель есть СОУЧАСТНИК ТВОРЧЕСКОГО ПРОЦЕССА, СО-ХУДОЖНИК. Ему доверена поэма, как бы замершая на бумаге: он должен вызвать её к жизни и осуществить её сполна в своём внутреннем, замкнуто-одиноком мире. От него зависит, состоится ли вообще «встреча»; эту встречу он может и погубить.

… Писатель ведёт и показывает; а читатель призван идти за ним и ВЕРНО ВИДЕТЬ ИМЕННО ТО САМОЕ, что старается показать ему писатель. И желанная встреча состоится только тогда, если ему это удастся.

Для того чтобы это удалось, читатель должен доверчиво раскрыть и предоставить автору ВСЮ СВОЮ ДУШУ, как некую скульптурную глину… Это нелегко, но это необходимо. Это бывает особенно трудно, если душевная жизнь читателя сама по себе тесна и несвободна, и кроме того, НЕ УМЕЕТ ПЕРЕСТРАИВАТЬСЯ…

У каждого писателя-художника есть СВОЙ особый творческий уклад… как бы свои «художественные очки». И вот, читателю надо завести эти художественные очки, если он хочет верно увидеть и пережить, т.е. действительно ПРОЧИТАТЬ произведения данного писателя… …следуя своему художественному инстинкту, он перестраивает свою душу с первых же глав, с первых же страниц читаемой книги; и перестраивает свою душу именно так, как того хочет данный художник. Он должен быть СПОСОБЕН И СОГЛАСЕН на это. Иначе читаемое произведение не откроется ему и художественная встреча не состоится.

Для того чтобы верно воспринять религиозно-слепого писателя, у которого всё ограничивается измерением земной обыденности и ни вещи, ни люди не имеют никакого Божественного смысла,- надо временно согласиться на это духовное оскудение, чтобы художественно вглядеться и вчуствоваться в его плоский мир. Напротив, чтобы верно воспринять художника, исполненного религиозного чувства и полёта, надо самому зажить религиозным созерцанием и расправить крылья своего духа…

… Словом, читатель должен видеть оком автора, слушать его ухом, чувствовать его сердцем, думать его мыслями; и только это даст ему возможность верно воплотиться в его героев, воссоздать в себе все его видения и образы и проникнуть в их последнюю глубину.

… Художник идёт от своего предмета к образу и слову, от внутреннего к внешнему, из глубины на поверхность… …А читатель идёт от напечатанных слов к тем образам, которые в них описаны, и тем самым к тому предмету, из коего они родились, т.е. через внешнее к внутреннему, от поверхности к насыщающей её глубине. И если эта встреча состоялась, то искусство справляет свой праздник.

… Именно такое чтение и только такое может дать читателю известное право на художественную критику.

Задача художественного критика состоит не в том, чтобы опубликовать, что ему «понравилось» и что ему «не понравилось» - это дело личное, частное, так сказать, биографическое. Писатели совсем не призваны и не обязаны «угождать» читателям и критикам, доставлять им «удовольствие» или «наслаждение». Художник вправе дать читателю и радость, и горе, и наслаждение, и муку, и утешение, и ужас. Он ОБЯЗАН показывать то, что видит…

…«Понравиться»  может и нехудожественное создание: то своим отделанным стилем, то по своему общедоступному… акту, то «интригующей» фабулой, то сценами из «знакомого, милого быта», то «яркими» «забавными» «типами», то «благополучной развязкой». И наоборот, художественно-совершенное произведение может и «не понравиться»: или своим напряжённым, насыщенным стилем, или по своему тонкому, трудно воспроизводимому эстетическому акту…

…..
Есть старая и мудрая русская поговорка: «по милу хорош или по хорошу мил»... В ней заложена целая философия.

«По милу хорош» — означает: мне нравится этот человек, этот поступок, это стихотворение, эта картина; а раз что нравится, раз это мне «мило» и «приятно» — значит, оно и хорошо. Так судит толпа: что мне мило и любо, того мне и хочется, то для меня и «хорошо».
Для меня? А на самом деле?

Замечательно, что душа человека созревает, прозревает и мудреет именно тогда, когда жизнь ставит ее перед этим вопросом во всей его остроте. Так обстоит дело не только в искусстве. «Я имела несчастье полюбить «негодяя», — говорит прозревшая женщина, впервые осознавшая свою драму... «Я не понимаю, как мне могла нравиться тогда эта пошлая компания», — говорит молодой человек, оглядываясь на свои гимназические годы... Так и в искусстве: «Я тогда увлекался этой поэзией; сейчас мне даже трудно сказать, что я находил в этих туманных, неуклюжих строфах, воспевающих чаще всего вино, кабак и разврат»...

Жизнь духа начинается именно в тот миг, когда человек начинает постигать, что ему может нравиться плохое, а хорошее может ему и не нравиться; что не все «милое» и «приятное» хорошо; и что надо вырасти, очистить и углубить свою душу до того, чтобы все хорошее на самом деле — стало хорошим и для меня, т. е. стало «нравиться». Понять это, — значит вступить в полосу духовной зрелости.

«По хорошу мил» — означает: этот человек так хорош, это стихотворение настолько совершенно, эта картина настолько художественна, ...что все мои предубеждения и сомнения исчезли и я получил истинное и глубокое наслаждение («я был побежден», «увлечен», «я полюбил»…). Так человек может внезапно «найти» и «полюбить» Пушкина, Глинку, Баха, Боттичелли, Нестерова, Копо ди Марковальдо или нового, еще неизвестного миру художника. Здесь КАЧЕСТВО ПОБЕЖДАЕТ ДУШУ, а не душа привешивает ярлык мнимого качества к тому, что ей «пришлось по вкусу».

«Но люди могут все же ошибаться?»
Конечно, да еще как! Гарантии от ошибок вкуса нет. Но именно потому так полезно бывает человеку больно-пребольно обжечься несколько раз на ошибках своего собственного вкуса, чтобы понять различие между «мило» и «хорошо»… Ибо – увы! – то, что нам нравится, часто совсем не хорошо; а мимо того, что действительно хорошо, мы часто проходим равнодушные вместе с толпой…А между тем   в с я   д у х о в н а я   к у л ь т у р а   и  вместе с ней все великое искусство построены не на « по милу хорош», а «по хорошу мил»…

От ошибок вкуса нет гарантий. Но есть верное и не-верное НАПРАВЛЕНИЕ ВОСПРИЯТИЯ И ВКУСА. Наивно и нелепо носиться со своим личным душевным укладом, как мерилом «хорошего» в поэзии, музыке, живописи, скульптуре или танце; зато правильно и мудро предоставлять большим и бесспорным художникам («классикам») свою душу, чтобы они воспитали, углубили и облагородили её эстетический вкус.

Воспринимая искусство, не надо прислушиваться к себе, к своим душевным состояниям, настроениям и «приятностям»; НАДО ЗАБЫВАТЬ О СЕБЕ В ХУДОЖЕСТВЕННОМ СОЗЕРЦАНИИ; надо помнить, что нам может понравиться и плохое, и никогда не доверять ни первому, ни второму впечатлению.

Суждение настоящего вкуса гораздо глубже, чем обывательское «нравится»: это суждение родится не на поверхности случайного «удовольствия-неудовольствия», а из глубины души, ищущей совершенства и потерявшей себя в художественном восприятии данного произведения искусства…

Разрешение вопроса состоит не в том, чтобы «нравилось» независимо от того, «хорошо» или «плохо»,- из этого возникает только безответственная претенциозность, ВКУС ТОЛПЫ (равносильный почти всегда безвкусию), «мода» в искусстве и в конечном итоге ПОШЛОСТЬ. Но разрешение вопроса состоит и не в том, чтобы люди в холодном безразличном анализе доказывали друг другу, что такое-то произведение искусства создано по всем законам «красоты», а такое-то нет. Мало того, чтобы было «хорошо», надо, чтобы истинная художественность проникала в самую глубину души, вызывая, по слову Пушкина, «восторг и умиленье» или то дивное, незабываемое по радостности своей чувство, будто я всю жизнь ждал именно этой мелодии, именно этой элегии, этой картины, будто я сам «все хотел» создать их и только не умел… Но мало также, чтобы создание искусства «нравилось» или давало удовлетворение; надо идти дальше, уходя в созерцание его ОБЪЕКТИВНОГО СОВЕРШЕНСТВА, которое уже не зависит от моего одобрения и не нуждается в нем, перед которым я сам оказываюсь ОСЧАСТЛИВЛЕННЫМ УЧЕНИКОМ, а не тщеславным фатом или резонирующим снобом.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

Зреть (созреть) и зреть (прозреть, узреть); спеть (поспеть, созревать) и спеть (песню).

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Нести (ношу) и нести (яйца).
Нестись (быстро бежать) и нестись (опять же яйцами) :)

Путинцева Т

Интересно бывает отследить в самом себе, как отличается восприятие одного и того же текста "глазами читателя" и "глазами автора". Читатель может увидеть то, чего не видит автор (и наоборот, разумеется). И читатель, и автор - как две стороны "треугольника" (третья сторона - "душа произведения", "замысел", "художественный предмет", не зависящий от авторского и читательского произвола). И в целом этот "любовный треугольник", рождающийся в творческом общении "замысла-автора-читателя", и есть то, что мы называем "произведением искусства". И такое общение, на мой взгляд, самый лучший и самый действенный способ познания и себя, и мира. И даже - богопознания. Выше только - молитва (подлинная), непосредственное созерцание Бога, общение с Ним ("напрямую").

Но спустимся на землю. Отследить в самом себе разные субличности (проекции) очень интересно (как минимум), такой опыт помогает видеть не только себя, но и другого человека - объёмно. Это путь к объёмному мировоззрению. Помянутый мною "любовный треугольник" - тоже лишь одна из проекций целого, того несказанного, что каждый художник пытается передать в течение всей своей жизни. Из множества таких проекций (общения "треугольников") складывается целое, которое не может быть вмещено ни в наше восприятие ("от мира сего"), ни в наше линейное время. И каждое такое целое есть лишь одна из проекций Целого Культуры. Которое в свою очередь... Впрочем, я опять забегаю вперёд (или назад? или куда?).

Вот что я нарыл однажды как читатель в одном из своих же стихов. Само стихотворение - это четыре проекции одного целого, которое я не могу иначе выразить, кроме как разложив его на проекции. Ни одна из них не является продолжением другой, каждая из них отражает всё целое, но по-своему. И воспринимать их (если бы это было возможно) надо не последовательно, а параллельно, вместе. Но так ни прочитать, ни записать невозможно. А сначала я хочу просто показать на примере, как даже формальная сторона стихов может быть наполнена смыслом (читательским творчеством) и нести смысл. В стихах, как и в мире, ничего не должно быть случайного.

Копирую (чуть отредактировав) один свой пост трёхлетней давности с "рм-форума ОРГ", но прежде приведу целиком саму пьесу, о которой пойдёт речь:

НЕВСТРЕЧА
 
                      мы встретимся – теперь!
                                                            Фет

1
 
Слова закончились, как путь:
уходишь ты в страну воспоминанья,
на дно очей, где правда незеркальна,
но в почве тёмной прорастает суть –
и зреет время темой музыкальной:
вдруг – чуткое – заслушается тайной
каналов наших, первых переулков,
в ночь уходящих эхом гулким…
   
2

Здесь, окна растворив,
как книги, на разрыв
шёл разговор. Разрыт –
на вздохе взмахом крыльев!
 
Но дважды два четыре
и горизонт закрыт.
Как взгляд. Как роль твоя –
не узнанное «я».
 
Обрывки слов шуршат.
Бессонницы квадрат
измерив весь, душа
уносит за кулисы
невстречи нашей смысл.
   
3
 
Есть времени застывшие провалы –
арктические области души, –
кто не был там, тому и горя мало,
что ночь близка, огонь не разожгли,
заснули вдруг и слова не нашли.

4

Не знаю, сколько (видимо, немало)
дождливой пряжи утекло: Нева
сводила нас…– и в зеркале канала
рождались звёзды: сердце узнавало
твои черты…
 
Играли в прятки губы и слова.
Паркетным лаком тайну покрывало –
над пропастью слоилось дважды два
четы
 
Как буратинин холст, явь затрещала!..
Отхлынул хмель. Мы испугались! Только
во сне – как в школе: недослушал – двойка.
Когда б очнуться – и прочесть с начала…
Попробуем…
______
 
Мерцает небо в проруби немой.
Емеля спит, работая над словом.
Разбудит – и, не расплескав, домой
он донесёт по памятным сугробам
твоё лицо – исполненное утро.
Он терпелив бескрайнею тоской.
Раздует речь: он искренен, как чудо!
Он весь – как мир – до капли солнцем понят.
И настежь путь! Осталось только вспомнить…
……..………………………………………………………………

январь-март 2008 


...Мне очень приятно, что такие стихи Вам близки; здесь ведь смысл через звук, через музыку идёт, а такую поэзию понимать намного сложнее, чем смысловую.

Как правильно заметил Кирилл, это стихи "про любовь". Уже стало известно людям, что они существа двуполые: в каждом есть и мужское и женское (в разной пропорции), поэтому так сложны отношения полов: это не два пола взаимодействуют, а четыре: женщина и мужчина в одном существе соприкасаются с мужчиной и женщиной в другом...
Но всё это психологические схемы, хотя интересные, но всё-таки схемы. Жизнь сложнее...

Так вот. Существуют мужские (последний слог ударный) и женские рифмы.

Пример:

Здесь, окна растворив,
как книги, на разрыв
шёл разговор. Разрыт –
на вздохе взмахом крыльев!

Три мужских рифмы и одна, последняя "крыльев" - женская, но она уже связывает эту строфу со следующей.
Но и внутри этой строфы сами мужские рифмы идут через связку: растворив - разрыв; и разрыв - разрыт. (Разрыв - связка: "растворив и разрыт" не рифмуются между собой, но оба слова рифмуются с "разрыв".)
Я ни о чём таком не думал, когда писал (думал о содержании, побудившем и т.д.). Но однажды заметил - уже глазами читателя. И мне показалось это интересным. Всю эту "механику", конечно, читателю нет нужды анализировать, но наше подсознание её улавливает. За этими, казалось бы, "архитектурными излишествами" кроется глубокий смысл взаимоотношения полов, как в одном существе (строфе - мужской: три мужских рифмы и одна женская, но завязанная уже на другую строфу-существо), так и связь с двумя полами в существе любимой (любимого).
И это только тот смысл, что ещё можно перевести на уровень сознания. Дальше - музыка... В данном контексте - музыка пола есть музыка общения и полярности.

Но дважды два четыре –
и горизонт закрыт.
Как взгляд. Как роль твоя –
не узнанное «я».

Здесь женская одинокая рифма связана с предыдущей строфой, но и мужская - тоже. И две мужские связаны лишь друг с другом. (Пропорция полов в каждом существе индивидуальна и неповторима.)

Обрывки слов шуршат.
Бессонницы квадрат
измерив весь, душа
уносит за кулисы
невстречи нашей смысл.

Завершающая строфа - та, что получилась во взаимоотношении двух предыдущих.
Три мужских рифмы - также через связку идут (но связующая уже не в центре, а первая): "шуршат - квадрат" и "шуршат - душа" ("квадрат и душа", понятное дело, не рифмуются).
Женская рифма "кулисы" рифмуется - внимание! - последняя строка, последнее слово - ключевое, и это слово "смысл".
Формально "смысл" мужская рифма, но рифмуется с женской "кулисы". Само слово "смысл" (за счёт неявной гласной "сл") слышится как женская рифма. То есть в этом слове оба начала сливаются. И это слово - СМЫСЛ.

Препарировать так стихи, наверное, не нужно, но знать, что в стихах смысл несёт всё - каждый звук, каждая буква, сама структура, включая разбивку на строфы, место строки в строфе и слова в строке и т.д. и т.п. - знать это желательно.

Вдогонку:

Шелест времени, вспышка лица.
Воля случая, всплески костра.
И мерцают сердца…
Одиночеством стелется страсть.

Кто-то должен играть до конца.
Кто-то должен играть.

Здесь целые связки рифм, из которых можно извлечь дополнительные смысловые ряды:
костра-страсть-играть; костра-конца-сердца-лица (костра - лица - через две связки замыкаются, но сами не рифмуются друг с другом, но через "костра" завязываются и на другой ряд: страсть - играть).

Вот ещё очень интересная "круговая цепочка" в русском языке:

страх-страсть-страдание-радость-страсть-страх...

На таких цепочках можно и стихи писать (но увлекаться не надо, чтобы не уйти в формализм), например:


Кротослов

Копал. Копил. Как сталь был!
Среди корней жил, спал, имел стиль.
На строки не хватало рук. Болел лоб.
Оставался один, любил грусть. Пел.

Ел. Пил. Пал.
Нет сил. Устал. Остыл.
Груз лет вдавил в землю тело.
Оставался один день.

Обмыли. Закопали. Простили.
Поплакали. Поели. Пошли простые
будни. Пламя памяти погасло вскоре:
догорело горе. (Мысли не спасли.) Забыли.

Был быт и срок (вопрос-ответ) –
круглый как рок, крепкий как грех:
страх-страсть-страдание-радость-
страх-стра…-старость. Стоп. Это обман.

Рост есть! Век с плеч!
Веком больше. Челом – в вечность:
человек:
опыт – в речь, боль – в свет.

Ад. Тень.
Да. Нет.
Был как все.
Стал всем.

окт.2006


_________________

О "стихах-проекциях" и связи их с "объёмным мировоззрением" (вернее, способом, воспитанием такого мировоззрения в себе; или ещё лучше так: путь к такому мировоззрению может лежать через понимание "стихов-проекций") напишу ещё здесь, попозже. В общем, продолжение следует...

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 11 Сентябрь 2012, 18:16:32, Ярослав»

О поэзии проекций как способе выйти в объёмное мировосприятие

Я подумал и решил просто опубликовать, чуть расширив и отредактировав, своё ЛС к Сергею, о котором он уже упоминал в соседней ветке, а не переписывать заново те же мысли, но другими словами (весьма скучное занятие).

"Здравствуй, Сергей!
Не смог я тебе ответить в прошлый раз кратко, не смогу и сейчас... Слишком много чего хочется сказать. Постараюсь только самое главное. Остальное поймёшь без слов (по складывающейся доброй традиции).

Твоя критика первой октавы "Ткани времени" попала в точку. Но сразу я ничего не смог с ней поделать. Надо было написать ещё кой-чего (об этом "кое-чем" ниже чуть-чуть), чтобы ткань времени срослась. "Строчить стишки" и "стежки событий". Теперь всё сомкнулось. Теперь хорошо. Посмотри...

И тут я вынужден сделать загиб в прошлое, чтобы объяснить одну "штуку", которую очень хочется тебе поведать. Сразу прошу прощения за многословие. Никак по-другому пока не получается. Оттолкнусь как раз от повода - от "Ткани времени".
Это вариант "складня". Это - две проекции одного стихотворения, которое я не могу написать, но которое я слышу. И пишутся такие складни (две проекции - минимум; чаще - больше) не последовательно, но параллельно. И читать их надо бы так же, если бы это было возможно. Это не последовательное развитие темы: второе не вытекает из первого. Это не два разных смысла и настроения, но одно. А передать я его могу только так - проекциями. Как две (минимум) проекции в начертательной геометрии есть способ передачи одного объёма, а не две последовательные разные картинки, так и тут. ("Небесный лучник" из той же "оперы" - две пары проекций: каждая пара писалась параллельно, а не последовательно.)

Вот пример ещё одного такого складня: "Невеста утренней росы". Привожу его, потому что все последние стихи есть развитие этой же темы, этих же образов (образа). И здесь оба надо читать параллельно (одновременно), а не последовательно (линейно). К сожалению, такое "объёмное" чтение недоступно ни нашему языку, ни нашему рассудку. Вот и приходится расслаивать одно стихотворение на две проекции. Но я его вижу (слышу) сразу всё в целом: первая строка первого - и первая строка второго, первая строфа первого - и первая строфа второго. Первое и второе - условно тоже, как первая и вторая проекции. Формально так ни написать, ни прочесть нельзя, получится хаос, но именно так звучит целостный смысловой аккорд стихотворения в "объёмном мире" (в объёмном - относительно нашего, где возможны лишь проекции целого).

И даже формально - строится каждая проекция как проекция. Например, "Ткань времени". Обе октавы - формально - по ритмике и рифмовке - зеркально противоположны (чёт и нечет). Наверное, за такие рассуждения Максим Босой и окрестил меня "стихоконструктором". Он не учёл одного, но главного: все эти рассуждения приходят ко мне только задним числом, в процессе черновой работы, дошлифовки, когда я пытаюсь осмыслить написанное, чтобы убрать лишнее, "отсебятину". Я к такому способу стихо-миро-восприятия пришёл не по своей воле, не от ума. Об этом же и вся "Истина истины- это..." (наш диалог с Сергеем Борчиковым) - о проекциях Истины в нашем мире и в нашем разуме. И кроме проекций мы ничего не можем вербализировать и воспринять в реалиях нашего мира и нашего разума. Надо только помнить, что это проекции одного объёма, одного целого. И такая память о целом даёт возможность постепенно себя как бы перенастраивать на целостное восприятие: мира, человека, искусства, космоса, всего.

Я бы всю эту "кухню" тут тебе на расписывал, если бы она была связана только с моим поэтическим видением. Но ведь это и есть Роза Мира - как объёмное мировоззрение новой эпохи: диалог проекций, ансамбль проекций, в котором рождается целое. Не концепция, как проповедует Родон, а именно атмосфера диалога, в которой возможно созидание ансамбля проекций: культурных, национальных, религиозных и т.д. И придти к такому пониманию проще всего через Поэзию (как символ объёмного мировосприятия). Сама структура поэтической речи (нелинейная) помогает перенастраивать душу на видение за проекциями целого, помогает уходить от абсолютизации одной из проекций и такой аберрации сознания, как придание одной из проекций истины универсального и общеобязательного значения.

Только такое понимание делает возможным Общение. Общение - религий и культур и автономных областей культуры между собой. Пока одна из областей претендует на универсальное значение, подлинное общение невозможно, возможны лишь формальные дипломатические переговоры, а не творчество диалога-ансамбля. И только такое Общение приводит к Вере. Поиск же "общего знаменателя", какого-то универсального (усреднённого) учения обедняет духовное богатство каждой из проекций и только уводит от целостного мировосприятия, и в итоге всегда кончается враждой проекций друг с другом, а не их единством. Проекции едины только в целом (в объёме), искать же универсальную проекцию внутри "мира проекций" - значит вечно блуждать на "плоскости". Я уже не раз приводил элементарный пример с конусом: на плоскости это либо круг, либо треугольник (если брать две прямых проекции), либо различные вариации треугольника и эллипса. Пытаться найти общее у круга и треугольника, то есть искать одну универсальную проекцию конуса бессмысленно. Нужно из мира проекций и при помощи проекций пытаться увидеть целое (конус).

Показательно, что только одна наука претендует на общеобязательное и универсальное значение своей проекции истины, потому что она, наука (как мировоззрение), одна, а религий и культур много. Но что их много - это прекрасно: это залог того, что за проекциями (и только при помощи проекций!) мы можем прозревать целое и придти к подлинному взаимообогащающему, а не усредняющему и обедняющему единству. Единство "круга" и "треугольника" не на плоскости, но в объёме ("конусе"). Также показательно, что внутри науки уже зародилась новая наука, новая в самом своём подходе к путям и целям познания и совершенно иная в методологии. И новая наука не претендует на то, чтобы вытеснить "старую" и на общеобязательность и единственность своей методологии:  «развитие Теории Времени породит не альтернативное, а паритетное научное мировоззрение» (М.В. Воротков). Новая наука намного ближе к религии и искусству и намного больше способна к диалогу с ними:  в новой науке не выносится за скобки ни личность учёного (экспериментатора), ни нравственная составляющая, ни даже эстетическая составляющая эксперимента, ни (что очень важно!) свободная воля "объекта познания". Новая наука и есть общение с Природой в самом точном смысле этого слова.

Возвращаемся к литературе. Проект Евгения Морошкина "Перекличка вестников" (уже за семь сотен перевалило: в среднем - по три стихотворения в каждом выпуске) и есть Роза Мира, отразившаяся в литературе (в частности в поэзии). Каждое из стихотворений в таком выпуске - проекция одного "объёма". Причём, каждое - авторская проекция (три автора в каждом выпуске). Это и есть СИМВОЛ и СУТЬ Розы Мира как объёмно-целостного мировосприятия. Это единственный на сегодняшний день подлинно творческий проект, выражающий развитие Розы Мира в литературе.

Конечно, я ни о чём таком не думал, когда четверть века назад стал вслушиваться внутри себя в какие-то строки и строфы, закружившиеся в моём сознании помимо воли и вопреки всем моим жизненным планам (разрушив их в итоге и отбив навсегда охоту строить любые планы и схемы, когда речь идёт о живом)... Но писал я всегда именно так - как проекции, параллельно (объёмно), а не последовательно (линейно). Даже две своих поэмы (больше поэм не пишу): "Письмо Домой" и "Надежда" писал одновременно, параллельно (осенью 1994). И это тоже две проекции одной поэмы... Как выяснилось.

Саша говорит, что все мои последние стихи, это одна поэма, раскрытие какого-то одного образа-смысла. Да, так и есть. Но только это уже совсем свыше моих сил: проекция проекций, тройной переход: сначала от двух или трёх проекций к одной из объёмных проекций подлинного Объёма... Голова свихнётся, даже смотреть страшно.

В общем, не знаю, смог ли я чего-то объяснить. Но не мог не попытаться в очередной раз объяснить то, что объяснить почти невозможно. Хотя почему-то мне кажется, что нужно...
Ты уж меня прости."

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 05:55:35, ВОЗ»

Но только это уже совсем свыше моих сил: проекция проекций, тройной переход: сначала от двух или трёх проекций к одной из объёмных проекций подлинного Объёма... Голова свихнётся, даже смотреть страшно
Эффект звездного неба. Сам накликал в какой-то мере.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Саша говорит, что все мои последние стихи, это одна поэма, раскрытие какого-то одного образа-смысла. Да, так и есть.
Ну вот, вроде бы сошёлся "пасьянс". Из проекций за три с половиной года сложилось что-то цельное (для меня во всяком случае). Всю подборку можно рассматривать как одну "поэму", разбившуюся в доступном мне восприятии на несколько стихов-проекций. Для меня эта подборка, безусловно, набор проекций единой "системы" образов и смыслов.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 05 Ноябрь 2014, 14:17:47, Ярослав»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика