Буддизм в Розе Мира
Буддизм на Шри Ланке

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

« #16 : 23 Июль 2011, 01:55:01 »
Спасибо!

Вопросов пока у меня нет, есть только желание читать о Шри Ланке, узнавать о ней больше. Вообще интерес к Цейлону у меня появился более чем странно и спонтанно: я влюбилась с первого взгляда в сингальский шрифт... когда на него смотрю, как будто слышу море, разговор ракушек на песке, запах пальмовых листьев.

Если бы Ваша знакомая могла выложить у нас на Замке какие-нибудь свои заметки, впечатления, наблюдения о Шри Ланке, фото-репортажи etc, было бы замечательно: восторг мой вряд ли кто решился бы унять ;) Того гляди, и вопросы бы завелись.

Кстати, а Юлия знает сингальский язык? И есть ли у нее книги сингальских писателей, в особенности поэзии в переводе? Найти это очень сложно, и если бы она смогла хоть изредка подкидывать мне цейлонского художественного корма, моя благодарность была бы сравнима только с моим восторгом.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

« #17 : 23 Июль 2011, 18:03:12 »
Написала Юлии ЛС, дала ссылку на сюда, пригласила.

Путинцева Т

« #18 : 24 Июль 2011, 06:20:46 »
Здорово! Будем ждать. :)

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

« #19 : 24 Июль 2011, 16:58:01 »
Мартин Викрамасинха


                                                                  ЛУНА-СВИДЕТЕЛЬ


Нас пятеро в старом заброшенном доме, одиноко торчащем на самом берегу океана. Вокруг – только безбрежная ширь, одна вода – без конца и без края, точно здесь проходит граница света и начинается беспредельный мировой океан. В душе щемящее чувство одиночества и затерянности, оно сродни тому, что испытывает путник, заплутавшийся в пустыне.

С океана дует свирепый ветер. Иногда его порывы достигают такой силы, что всем нам кажется: сейчас он сорвет крышу и унесет ее далеко-далеко, за много миль отсюда.

Ветер приносит дождь. Сильные капли без устали бьют в дверь и в стены, и шум внутри дома такой, словно на него обрушился ливень из дробленого камня.

Только я один не пил в эту ночь араки[1] – зато приналег на жаркое.
- Неужели уже четвертую бутылку прикончили? По одной на брата? – спросил я и потянулся за новым куском мяса.
- Тому, кто не пьет, вредно есть так много, - проворчал Самсон и, выхватив кусок из моих рук, затолкал его себе в рот.
- Не боюсь… Никого не боюсь, - вдруг пьяно выкрикнул Гунадаса, - ни дьяволов… ни привидений…
Он с трудом поднялся и пустился в пляс.

Пробивавшийся сквозь щели ветер то и дело гасил лампу. Вот она снова потухла, и Малыш в который раз принялся чиркать спичками.
- Эй, хватит тебе! – крикнул я ему. – Ты так все спички счиркаешь. Да отнимите же у него, черт возьми! – обозлился я, видя, что мои слова не действуют.

Вдруг с океана донесся такой жуткий рев, что все мы даже притихли. Это катилась к берегу огромная волна. Мы онемели от страха: сейчас это волна сокрушительным ударом рухнет на нашу ветхую лачугу, закружит нас в водовороте и увлечет за собой в океанскую бездну. В глухой тьме мы ждали удара, как рока.

И вдруг сквозь щели в стенах и крыше ворвалась к нам и полыхнула в глаза молния. Меня тряхнуло так сильно, что я едва удержался на скамье: с треском мокрого сука в костре надломился воздух, дрогнула земля, покачнулись стены.
- Эй, чиркни спичку, - откуда-то с пола промычал сдавленным от страха голосом Самсон.
- Что ты! Что ты! Нельзя сейчас, - испуганно запротестовал Кириаппу-мама[2].

Рядом со мной, усаживаясь на скамью, пьяно забормотал Гунадаса.

Молния ударила в другой раз, но грохот грома теперь уже был гораздо слабее и вскоре прекратился совсем. Зато пуще прежнего полил дождь и еще сильнее расшумелся океан.

Мы долго молчали. После ярких вспышек молний темнота резала глаза. Она стала густой, плотной и точно сдавила нас. Светлячок самокрутки, которую курил Кириаппу-мама, едва пробивал тьму.

Наконец, когда молчание в темноте стало невыносимым, Самсон возвратился к прерванному разговору:
- А ведь того, кто стрелял, так и не схватили. Всем известно, кто убийца; но у него много денег, вот и помалкивают…
- Сколько бы он ни имел денег, все равно будет наказан. Что же, выходит, по-твоему, заповеди Будды лгут, - недовольно проворчал Кириаппу-мама.
- А что, разве в заповедях Будды сказано, что убийца будет обязательно наказан?
- Может быть, так и не сказано, но всегда так бывает. Боги справедливы.
- А! Чушь все это! – засмеялся Самсон.
- Чушь! – зло крикнул Кириаппу. – Что ты понимаешь? – Каждая затяжка самокрутки розоватым светом освещала его черную густую бороду, верхнюю губу и крупные широкие ноздри.
- Что ты понимаешь! – убежденно повторил он. – Вот отец Сайсона-махаттаи[3] нажил добро на убийстве. Так что же? Ему не было еще и пятидесяти, когда он совсем ослеп. Да и умер он от какой-то страшной болезни. Мучился-то как! Ревел, точно буйвол.
- А! Бабьи сказки! Все когда-нибудь умирают. И слепнут не только убийцы.
- Бабьи сказки? – рассвирепел Кириаппу. – Бабьи сказки? Тогда и в священных книгах, по-твоему, бабьи сказки? А умер он точно так, как сказано в «Словах Будды».
- В какой же из священных книг это написано? – спросил Каралис.
- Наверное, в «Сандхармаратнавалия»[4], - сказал я.
- Все равно это бабьи сказки, - продолжал упорствовать Самсон. – Господина из Пялаватте убили прямо за ужином. Все в деревне знали, кто убийца, и все равно суд его не достал. А за богатство его вся деревня почитает.
- Потерпи немного, Самсон-махаттая. Еще увидишь, как он будет наказан. Все равно не уйдет от расплаты. Смерть уже подстерегает его.
- Ну, когда-нибудь, - засмеялся Самсон, - он, конечно, умрет.
- Не просто умрет – в страшных мучениях умрет…
Передо мной вдруг во тьме сверкнул оскал зубов. Лица и головы при этом не было видно, и я от ужаса покрылся испариной, едва удержавшись, чтобы не попросить зажечь спичку.
- Никогда ему не уйти от расплаты, - горячился Кириаппу. – И преступления не скрыть. Убей человека и выброси его хоть посреди океана – все равно прибьет к берегу. Есть, говорю я, в мире сила, которая следит, чтобы виновный не ушел от наказания. Я сам знаю случай, который доказывает это.
- Расскажите нам эту историю, Кириаппу-мама, - попросил Малыш.

Кириаппу, раз десять повторив, что это истинная, действительная, невыдуманная история, приступил наконец к рассказу.
- В деревню Ампития пришел однажды человек из долины и возделал среди джунглей рисовое поле. Рядом с ним расчистил для себя поле один крестьянин из деревни. И сразу же стали соседи враждовать. День ото дня крепла их злоба, рос страх. То один из них сломает перемычку, то другой спустит воду с чужого поля.
Вражда их была молчаливой. Ни разу не высказывали они друг другу обиды при встрече. Но хотя не бывало у них ни открытых ссор, ни драк, в душе каждого зрела тяжелая ненависть. И однажды она родила беду.
Случилось это в ночь полнолуния. Крестьянин из долины шел, как всегда, узкой лесной  тропинкой на свое поле. При свете луны он еще издали, с тропы, увидел, как кто-то копошится на его поле, а, подбежав, разглядел своего врага. Тот сидел на корточках у перемычки запруды и руками проделывал в ней сток. Он ничего не замечал вокруг. Пришедший озверел от злобы. Обеими руками схватил он мотыгу, замахнулся и обрушил ее на спину врага…

В дверь вдруг что-то заскреблось. Малыш встал и полной тьме пробрался к выходу. Он открыл дверь, и в одно мгновение в дом ворвался поток холодного ветра. Тело мое свело судорогой.
- Эй, Малыш, скорей закрой дверь! – крикнул я.
- Никого не видно, - ответил он, захлопнул дверь и ощупью вернулся на место.
- Получив удар, тот сразу свалился, - продолжал Кириаппу свой рассказ. – Но он еще успел увидеть своего врага и, прежде чем умер, простонал: «Пусть богиня Луна будет свидетелем…»
Убийца обезумел от ужаса. Он вырыл мотыгой яму на поле, затолкал в нее труп и засыпал землей.
- Может, он зарыл его живым? – спросил я.
- Все может быть, - отвечал Кириаппу. – Через несколько дней он ушел совсем из этих мест и поселился далеко в другой деревне. Понемногу он стал приходить в себя, а спустя месяц-другой совсем успокоился. Дело осталось тайной, никто ничего не узнал. Его не тревожили.

И вот опять наступило полнолуние. Крестьянин вышел на свой двор и, поглядев на стоявшую в небе круглую, сверкающую молочным блеском луну, вдруг стал хохотать без удержу. «Что это с тобой? Чему это ты смеешься?» - обиженно спросила жена. «Да ничего, я просто так», - ответил он. Но жена не отставала: «Все-таки скажи, почему ты смеялся». Ну в общем-то мы все хорошо знаем эту женскую привычку. Уж если одолеет их любопытство, вытянут из мужчины все, что им надо…

Снова что-то заскреблось у двери. На этот раз я встал сам, подошел к двери и, приоткрыв ее, выглянул наружу. Дождь больше не лил, утих и ветер, но тьма была все такая же непроглядная.

Так ничего и не увидав, я закрыл дверь и так же, как Малыш, на ощупь нашел свое место, благо оно было недалеко от входа. Усаживаясь, я коснулся ногой чего-то отвратительно холодного.
- Что это? – вскочил я в испуге и нагнулся, чтобы ощупать таинственный предмет.
Под рукой оказалось что-то мокрое и мягкое, вроде намокшей одежды.
- Что там еще такое?
- Зажги-ка лампу, - попросил я.
Стало слышно, как Малыш завозился в темноте, отыскивая затерявшийся спичечный коробок.

Вдруг чуть ли ни над самым ухом у меня раздался хруст, словно треснул толстый сук. Хруст, видно, напугал не только меня.
- Ну, люди, где же спички? – заворчал Гунадаса. – У меня застыла кровь в жилах.
Малыш отыскал наконец коробок, чиркнул спичкой и засветил лампу. Мокрый черный пес лежал перед нами с костью в зубах и блестел глазами.

- А этот пария откуда взялся? – изумился Малыш и замахнулся на собаку.
Поджав хвост и пригибая к земле морду, пес виновато потащился к двери.
- Ну и ну, - удивился Гунадаса. – И как это он осмелился войти, когда здесь Малыш?

Все знали, что этот пес натерпелся страху от Малыша. Тот бил собаку, и обычно достаточно было назвать его имя, чтобы она удрала.
- Видно, он сильно проголодался, - сказал я, - и запах жареного заманил его.
- То-то забился в угол – видно, учуял все же Малыша.
- Да он нашел здесь кость и глодал ее.
- Ну так как же, Кириаппу-мама? Эта женщина стала приставать к нему. А дальше что?
- Так вот, - начал он снова. – Сколько ни пытала его жена, он все отговаривался: «Да так, пустяки». И она подумала, что муж смеялся над ней. Тогда она затаила обиду, но про себя решила, что так или иначе выпытает у него секрет. На другой вечер она вкусно накормила его, а когда он лег, подсела к нему на постель, приласкалась и давай опять выспрашивать: отчего да почему он тогда смеялся.

Крестьянин не выдержал, взял да и рассказал жене все, как было. Как враждовал он с соседом, как застал его ночью на своем поле, как в злобе убил и зарыл его. «Мне смешно стало, что он оставил своим свидетелем луну. Разве она может заговорить?» - сказал он под конец.
- Но рано он успокоился, - закончил свой рассказ Кириаппу-мама. – У жены его был любовник. Однажды муж застал их и в приступе ревности стал избивать жену. Когда терпеть стало невмоготу, она закричала во весь голос: «Ой-ой! Спасите! Он сейчас убьет меня и закопает потом в землю, как того соседа!». Люди слышали это, и слухи поползли по деревне. Вмешалась полиция. Они разузнали все, нашли скелет, потом схватили убийцу. На допросе он во всем сознался…
- И это, по-твоему, доказывает, что в мире есть сила, которая наказывает виновных? – насмешливо спросил Самсон.
- Конечно, - горячо подтвердил Кириаппу. – Именно эта сила и заставила его смеяться в ту ночь…
Дождь давно утих. Волна нахлестывала на волну, и еще слышнее стало, как сдавленным стоном измученной женщины тяжко дышит океан.

Я услышал, как наверху, под кровлей, что-то закопошилось, и, подняв голову, успел заметить светлое брюхо крысы, юркнувшей в щель между стропилом и черепицей.




[1] Арака – цейлонская водка.
[2] Мама(синг.) – букв. дядя, может присоединяться к имени старшего.
[3] Махаттая(синг.) – господин.
[4] «Сандхармаратнавалия» - одна из священных буддийских книг.


Перевод с сингальского Н. Краснодембской.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.
«Последнее редактирование: 25 Июль 2011, 13:14:45, Саша»

« #20 : 25 Июль 2011, 18:38:21 »
Саша, привет! Шри Ланка на проводе! (по наводке Тани ибн Карр)
Отчего ты еще не на Шри Ланке, раз такая слабость к ней? Самолеты вон летают ежедневно. И прибижается последнее летнее полнолуние вселенский сингальский праздник - Эсала Перахера, к которому приурочена демонстрация Священного зуба Будды в одноименном храме в Канди. С 4 по 14 августа Канди будет стоять на ушах. Ежевечерние карнавальные шествия -  сотни слонов, бубенцов, ряженых, танцоров и барабанщиков, ходульщиков, жонглеров огнем. Яки толпами. Шутка. На  Ланке их как ведьм на базаре у Гоголя Н.В.  -)

Ссылочка на Перахеру в Коломбо (последнее зимнее полнолуние)
   
И пара красавцев  для общественности:





Юля
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 03:38:05, ВОЗ»

« #21 : 25 Июль 2011, 22:22:26 »
Какое чудо! Юля, спасибо за фото!

Вся ветка - просто чудная!

 Очень захотелось на Шри Ланку.

                                                      Ирина Николаева


« #22 : 25 Июль 2011, 22:53:02 »
Очень захотелось на Шри Ланку.
Ну что, собираемся дружным ВОЗом и в путь? ;)
Как-нибудь и когда-нибудь.

Юля, спасибо за фото-экскурсию! Костюмы, слоны, мужчины и сингальские буквы неподражаемы! Требую добавки. ;)

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 26 Июль 2011, 05:16:22, Саша»

« #23 : 26 Июль 2011, 11:47:32 »
Ю-юуляяя! Пришла в гости.
Здравствуй, спасибо тебе - за красоты.
Предполагаю и надеюсь, что когда-нибудь кого-то из наших тебе доведётся всласть поводить по Шри Ланке.

...А кстати. Не может ли у тебя возникнуть желания песни свои в Замке нашем попеть (повыкладывать)?
Менестрели у нас почитаемы.
Какой же Замок без менестрелей? :)

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 26 Июль 2011, 12:04:00, КАРР»

« #24 : 26 Июль 2011, 12:56:11 »
Милые дамы!  С удовольствием поделюсь и байками и песнями.

>Как-нибудь и когда-нибудь.

Саша, "когда-нибудь" лучше планировать на ноябрь-начало декабря. Или февраль-март. Золотое время. Туристов не вагон. И океан на юго-западе уже не колышится. С 15 сентября Ланкийские Авиалинии запускают прямой рейс Москва-Коломбо. Мониторь! -)

Там выше по тексту был пассаж про свадьбы на Шри Ланке. У меня как раз есть несколько красочных фоток. Болливуд нервно курит. Вот умеют ланкийцы, умеют.  Брачный сервис у них на высоте. Матриархальный заказ, не иначе.

 Лырычское отступление: в последнем королевстве Канди существовала традиция, по которой женщина могла легально выйти замуж за 2х мужчин, членов одной семьи. Якобы, для защиты собственности. Но если копнуть назад, то до волны первых переселенцев из южной Индии Шри Ланка была землей демонов. Женских демонов. На мой взгляд, она так и осталась женской  территорией. Собственность сосредоточена в женских ручках. В деревнях женщины первые подходят к столу. Да и мужчины в массе своей женоподобны и сверхэмоциональны. Истребленные когда-то демоницы воплотились в новых формах. Но никуда, по сути, не ушли.

Юля
«Последнее редактирование: 03 Апрель 2015, 04:02:56, Ярослав»

« #25 : 26 Июль 2011, 13:24:19 »
Свадьба для сингальцев одно из важнейших событий. Пару девушке\юноше обычно подыскивают родители. Иногда в удаленном режиме (сингалы - восточные цыгане, основная масса живет за пределами страны).  Вперед высылается гороскоп, потом фотографии и родословная с перечнем добродетелей.

Брачуются, по традиции, один раз. (Ахтунг! На 7 жизней вперед!)
Помню, я как-то организовывала свадьбу паре из Москвы, а они уже успели расписаться на континенте. По идее, ланкийское свидетельство для нас все равно фикция (без апостиля и прочих заверительных поцедур). Но расписывать их отказались: "You can't marry twice". Т.е. вот нельзя жениться дважды. Как минимумм, при одной жизни. И все тут.   


Девочки, восхититесь: полцарства на шее!

Юля
«Последнее редактирование: 03 Апрель 2015, 04:03:14, Ярослав»

« #26 : 26 Июль 2011, 14:26:44 »
Мечтательно присоединяюсь к предыдущим ораторам: хорошо бы было и песен, и стихов, и, может быть, ветку в "Национальных культурах" (в подразделе "Индия"?) открыть о Шри Ланке (а здесь всё-таки больше о религиозном синтезе буддизма-индуизма хотелось бы...)

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #27 : 26 Июль 2011, 16:04:39 »
Ярослав, я вас услышала! 
[удалена нерабочая ссылка]
Будут вопросы - по возможности, отвечу.   

Для далекого от религии активного созерцателя наблюдателя религиозный фон на Шри Ланке, на самом деле, очень размыт. Помимо буддистов и индуистов широко представлены мусульманская и католическая общины. В некоторорм смысле, Шри Ланка производит впечатление азиатского Рима, пересечения бог весть скольких культурных традиций (ведических, германских, романских впридачу)  - формально, с доминантой буддизма, а на практике - какого-то дремучего язычества.  Демонического в людях, внешних чертах, характерах, представлениях о порядке вещей, суевериях, отправляемых традициях, преобладающих энергиях таки больше, чем маленьких и больших будд на перекрестках.
Это территория резонанса, сродни Гималаям (по отзывам влюбленных в Тибет приятелей, посетивших Шри Ланку), и отчасти к Гималаям привязанная географически (описанным в Рамаяне происхождением Уноватуны, бухты на юге Шри Ланки).  Буддисткие практики и путешественники в один голос называют ее "благословенной землей". Одни на основаниях, передаваемых по цыганской почте на уровне сплетен: о перенесении на Шри Ланку всех останков последнего Будды (а не только известного Зуба)  и т.п. Другие - за райский климат и отсутсвие помех на волнах.  Океан-то, в сущности, везде один. 


Юля
«Последнее редактирование: 03 Апрель 2015, 04:04:13, Ярослав»

« #28 : 27 Июль 2011, 10:28:37 »
Третий ресурс поднять уже сложновато -)
Поднимать и не надо (пусть лежит)))... А вот если найдётся время у Вас составить коллаж-выборку из самых лучших материалов, скопировав их со своих сайтов (со ссылками, разумеется) и разместить их отдельной веткой у нас, посвящённой Шри Ланке, в "Национальных культурах", будем благодарны (там же и на вопросы, если появятся, можно отвечать будет). Открыть такую тему займёт немного времени, зато появится живая ветка по Шри Ланке, вести которую можно без каких-либо существенных временных затрат - по мере возникновения "непреодолимого желания" :)
Так что ничего поднимать не надо - а просто один раз запустить процесс - воткнуть ветку в форумную почву и дать ей расти, изредка поливая (а садовники тут есть, уход обеспечен).

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

« #29 : 27 Июль 2011, 19:23:51 »
На Цейлоне  - развитая сеть религиозных образовательных учреждений. Буддизм преподают во всех классах общеобразовательной школы, в воскресных буддийских школах; есть специальные буддийские школы и государственные буддийские университеты.

Однако даже среди монахов знатоки Буддизма малочисленны, не всем доступны для чтения оригинальные канонические тексты на языке пали. Многие палийские сутры и славословия ежедневно повторяются в обрядовых действиях, но большинство верующих не понимают их смысл.

Религиозные знания среди мирян в целом остаются на фольклорном уровне. В общеобразовательных школах программа по Буддизму ограничивается джатаками, историями из жизни Будды и несколькими выученными стихами из Дхаммапады. В воскресных школах полный 10-летний курс предусматривает основательное изучение буддийской философии, этики, логики, языка пали, истории религии. Но большинство ограничивается учебой только в начальных классах воскресной школы.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

« #30 : 27 Июль 2011, 19:25:51 »
В раннем Буддизме ритуальная сторона была второстепенной, основной задачей были самосовершенствование, саморазвитие, исполнение моральных, а не обрядовых предписаний. Отсутствовало понятие высшего божества. Ранний Буддизм не знал изображений Будды.

Но скоро различные явления жизни буддийской монашеской общины были ритуализованы. Этому способствовало создание дисциплинарных уставов: регламентация определенных действий сообщала им обрядовый характер. Обрядовый характер приобретало и исполнение религиозных обязанностей мирянами.

Со второго века до н.э. начали появляться изображения Будды и других буддийских персонажей. На Ланке сложился свой стиль буддийских изображений.

Под влиянием махаянизма, проникшего на остров примерно в III в. н.э., возникли магико-религиозные формы поклонения Будде, а также другим буддийским святым – ученикам и последователям Будды, монахам и мирянам, прославившимся религиозными заслугами. Средневековая бронзовая скульптура свидетельствует о поклонении божествам махаянского пантеона, на острове найдены изображения Бодхисаттв, женских персонажей Махаяны, Майтрейи. Культ Бодхисаттв бы развит в XI в. Самым популярным (особенно в XV в.) стал Авалокитешвара (Бодхисаттва, воплощение бесконечного сострадания всех Будд. По легенде отказался становиться Буддой, пока не выслушает все молитвы и не поможет каждому вырваться из сансары). Его, как правило, отождествляют с богом Натхой. «Ему поклоняются и теперь, называя обычно Локешварой Натой и нередко идентифицируя также с Майтрейей».

Определились формы почитания различных буддийских святынь: ступ, воздвигавшихся над реликвиями или в памятных для истории Буддизма местах, дерева Бо, под которым совершилось просветление Будды…  Буддизм инкорпорировал обрядовые формы, существовавшие до него, в частности присущие и Индуизму, а также народным культам: жертвоприношения в виде цветов, плодов, некоторых видов пищи, возжигание светильников, воскурения, обход вокруг святыни, торжественное шествие, центральным моментом которого является демонстрация какой-нибудь реликвии.

В результате сложилась целая обрядовая система. Но она более расплывчата, чем в народных культах: буддийские обрядовые действия формулируются в виде моральных предписаний, поэтому подчеркнуто выступает внутреннее этическое содержание обрядовых действий, а не их внешняя форма.

Такая расплывчатость, естественно, способствовала сохранению, развитию и заимствованию «островков» других, народных верований с более жесткими обрядовыми рамками.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика