Искусство слова
Братья-Поэты (наши встречи сквозь время)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Наталья Крандиевская

               *  *  *

Нам больно от красивых лиц,
От музыки, от сини водной,
От душных шорохов зарниц,
От песни жалостной, народной.
 
Всё, до чего коснулся Бог,
Всё, что без дум, без цели манит,
Всё, что уводит без дорог,
Земное сердце ранит, ранит…



В нем словно эхо поэзии Анненского, в особенности слышится это стихотворение:


           Я  ЛЮБЛЮ

Я люблю замирание эха
После бешеной тройки в лесу,
За сверканьем задорного смеха
Я истомы люблю полосу.

Зимним утром люблю надо мною
Я лиловый разлив полутьмы,
И, где солнце горело весною,
Только розовый отблеск зимы.

Я люблю на бледнеющей шири
В переливах растаявший цвет...
Я люблю все, чему в этом мире
Ни созвучья, ни отзвука нет.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

ОнлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Вчера держал в руках XVII том полного собрания сочинений Д.С.Мережковского, издательство Сытина, 1914 год. Довольно тонкая и невзрачная книжица, но сколько в ней было волнующего... Особенно служебная информация. Создалось ощущение, будто я на самое короткое время переместился в ту эпоху. Удивительное состояние.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

ОнлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Сегодня услышал стихотворение Беллы Ахмадулиной, известное как "Описание обеда" или Как долго я не высыпалась.

* * *
Как долго я не высыпалась,
писала медленно, да зря.
Прощай, моя высокопарность!
Привет, любезные друзья!

Да здравствует любовь и легкость!
А то всю ночь в дыму сижу,
и тяжко тащится мой локоть,
строку влача, словно баржу.

А утром, свет опережая,
всплывает в глубине окна
лицо мое, словно чужая
предсмертно белая луна.

Не мил мне чистый снег на крышах,
мне тяжело мое чело,
и все затем, чтоб добрый критик
не понял в этом ничего.

Ну нет, теперь беру тетрадку
и, выбравши любой предлог,
описываю по порядку
все, что мне в голову придет.

Я пред бумагой не робею
и опишу одну из сред,
когда меня позвал к обеду
сосед-литературовед.

Он был настолько выше быта
и так воспитан и умен,
что обошла его обида
былых и нынешних времен.

Он обещал мне, что наука,
известная его уму,
откроет мне, какая мука
угодна сердцу моему.

С улыбкой грусти и привета
открыла дверь в тепло и свет
жена литературоведа,
сама литературовед.

Пока с меня пальто снимала
их просвещенная семья,
ждала я знака и сигнала,
чтобы понять, при чем здесь я.

Но, размышляя мимолетно,
я поняла мою вину:
что ж за обед без рифмоплета
и мебели под старину?

Все так и было: стол накрытый
дышал свечами, цвел паркет,
и чужеземец именитый
молчал, покуривая кент.

Литературой мы дышали,
пока хозяин вел нас в зал
и говорил о Мандельштаме,
Цветаеву он также знал.

Он оценил их одаренность,
и, некрасива, но умна,
познанья тяжкую огромность
делила с ним его жена.

Я думала: «Господь вседобрый!
Прости мне разум, полный тьмы,
вели, чтобы соблазн съедобный
отвлек их мысли и умы.

Скажи им, что пора обедать,
вели им хоть на час забыть
о том, чем им так сладко ведать,
о том, чем мне так страшно быть.

Придвинув спину к их камину,
пока не пробил час поэм,
за Мандельштама и Марину
я отогреюсь и поем.

И, озирая мир кромешный,
используй, боже, власть твою,
чтоб нас простил их прах безгрешный
за то, что нам не быть в раю».

В прощенье мне теплом собрата
повеяло, и со двора
вошла прекрасная собака,
с душой, исполненной добра.

Затем мы занялись обедом.
Я и хозяин пили ром,
нет, я пила, он этим ведал,
и все же разразился гром.

Он знал: коль ложь не бестолкова,
она не осквернит уста,
я знала: за лукавство слова
наказывает немота.

Он, сокрушаясь бесполезно,
стал разум мой учить уму,
и я ответила любезно:
«Потом, мой друг, когда умру,

вы мне успеете ответить.
Но как же мне с собою быть?
Ведь перед тем, как мною ведать,
вам следует меня убить».

Мы помирились в воскресенье.
– У нас обед. А что у вас?
– А у меня стихотворенье.
Оно написано как раз.

1967


С первой и до последней строки не покидало ощущение, что где-то рядом с ним живёт и ходит рука об руку есенинское

Собаке Качалова

Дай, Джим, на счастье лапу мне,
Такую лапу не видал я сроду.
Давай с тобой полаем при луне
На тихую, бесшумную погоду.
Дай, Джим, на счастье лапу мне.

Пожалуйста, голубчик, не лижись.
Пойми со мной хоть самое простое.
Ведь ты не знаешь, что такое жизнь,
Не знаешь ты, что жить на свете стоит.

Хозяин твой и мил и знаменит,
И у него гостей бывает в доме много,
И каждый, улыбаясь, норовит
Тебя по шерсти бархатной потрогать.

Ты по-собачьи дьявольски красив,
С такою милою доверчивой приятцей.
И, никого ни капли не спросив,
Как пьяный друг, ты лезешь целоваться.

Мой милый Джим, среди твоих гостей
Так много всяких и невсяких было.
Но та, что всех безмолвней и грустней,
Сюда случайно вдруг не заходила?

Она придет, даю тебе поруку.
И без меня, в ее уставясь взгляд,
Ты за меня лизни ей нежно руку
За все, в чем был и не был виноват.

1925


Одна тональность, одно настроение, одно состояние души... В таких случаях в последнее время в моей голове всегда возникает один и тот же вопрос: "интересно, мне одному так услышалось?.."

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв
«Последнее редактирование: 09 Ноябрь 2015, 04:23:00, ВОЗ»

"интересно, мне одному так услышалось?.."

Мне - почти "не услышалось". Разве что чуть схожие ситуации - поэт в гостях в богатом доме, чужеватый там, отстранённый. Это можно рассматривать как "ответ" плеяды поэтов,  на стихотворение Ахмадулиной, сказанный за несколько десятилетий до его появления, будто это её портрет ("та, что всех безмолвней и грустней") в стихотворении Есенина. Что касается тональности, настроя стихов, то в них я сходства не нахожу. Стихотворение Есенина "благородней" и лаконичней. Ахмадулина - злее. Впрочем, я не очень хорошо отношусь к Ахмадулиной, хотя недюжинное мастерство за ней признаю. 

Путинцева Т

ОнлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Это можно рассматривать как "ответ" плеяды поэтов,  на стихотворение Ахмадулиной, сказанный за несколько десятилетий до его появления, будто это её портрет ("та, что всех безмолвней и грустней") в стихотворении Есенина.
Мне очень понравился такой взгляд и такое сравнение. Возможно, всё именно так и есть  :) >:D |-:-|
Стихотворение Есенина "благородней" и лаконичней. Ахмадулина - злее.
Лаконизм не был свойственен Ахмадулиной  :)  Благородство стихотворения Есенина достигается за счёт меланхоличной грусти и лаконичной ясности, за что его и любят миллионы. Мне знакома злость Ахмадулиной (не только в контексте), у самого прорывалась на бумагу не раз; возможно, поэтому стихотворение и зацепило. Меланхоличная грусть наоборот действует на меня разрушающе, но это есенинское стихотворение всё равно люблю с юности отрочества  :(
Впрочем, я не очень хорошо отношусь к Ахмадулиной,
Я к обоим не очень хорошо отношусь  :blank: Но здесь для меня произошла некая кристаллизация момента  |-:-|

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

ОнлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Фёдор Сологуб     

           * * *
В поле не видно ни зги.
Кто-то зовёт: «Помоги!» 
               Что я могу?
Сам я и беден, и мал,
Сам я смертельно устал,
               Как помогу? 

Кто-то зовёт в тишине:
«Брат мой, приблизься ко мне! 
               Легче вдвоём.
Если не сможем идти,
Вместе умрём на пути,
               Вместе умрём!» 

18 мая 1897 года
 

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика