Искусство слова
Братья-Поэты (наши встречи сквозь время)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Ветка - очень нужная и своевременная, я это почувствовала, еще когда мы обсуждали ее создание. Но мне она виделась веткой именно дискуссионной, лабораторией творчества чтения. Своего рода поэтическим спектаклем-импровизацией...

Еще когда искала материал для ветки "И восхищаться...", очень хотелось подробнее остановиться на стихотворении Р. Тагора:

                      * * *

Я, как безумный, по лесам кружу.
   Как мускусный олень, не нахожу
   Покоя, запахом своим гонимый.
О, ночь фальгуна!- все несется мимо:
   И южный ветер, и весны дурман.
   Какая цель меня во мгле манила?..
   К чему стремлюсь - безумье и обман,
      А что само дается, мне не мило.

И вырвалось желанье из груди.
   То мечется далеко впереди,
   То вырастает неотвязным стражем,
То кружит вкруг меня ночным миражем.
   Теперь весь мир моим желаньем пьян,
   А я не помню, что меня пьянило...
   К чему стремлюсь - безумье и обман,
      А что само дается, мне не мило.

Увы, моя свирель сошла с ума:
   Сама рыдает, буйствует сама,
   Сошли с ума неистовые звуки.
Я их ловлю, протягиваю руки...
   Но мерный строй безумному не дан.
   По морю звуков мчусь я без кормила...
   К чему стремлюсь - безумье и обман,
      А что само дается, мне не мило.


И тут не то, что бы какие-то мысли "по поводу" наполнили душу (разве лишь ощущение Р.Тагора как поэта необозримого масштаба), но интересен для меня был сам процесс чтения этого стихотворения, потому что внезапно и неотвязно возникали поэтические ассоциации, параллели-связи со стихотворениями русских поэтов, которые приведу ниже. (Кстати, слово "йога" с санскрита переводится именно как "связь", т.е. духовная практика - это именно поиск скрытой связи внешне различных явлений, как в собственном организме, так и в окружающем мире. Можно сказать - превращение мира в Метафору или претворение метафоры в Мир. Действенный процесс "опоэтизации" действительности, прикосновение к Реальности-Вечности, в отрыве от которой вообще жизни быть не может, потому что не может быть никогда).

Ассоциация первая. Возникла прямо с первой строчки ("Я, как безумный, по лесам кружу..."), поэтому дальнейшее чтение лилось как будто уже двумя потоками, как будто одновременно читала два стихотворения: это и Пушкина:

           * * *

Не дай мне Бог сойти с ума.
Нет, легче посох и сума;
    Нет, легче труд и глад.
Не то, чтоб разумом моим
Я дорожил; не то, чтоб с ним
    Расстаться был не рад:

Когда б оставили меня
На воле, как бы резво я
    Пустился в тёмный лес!
Я пел бы в пламенном бреду,
Я забывался бы в чаду
    Нестройных, чудных грез.

И я б заслушивался волн,
И я глядел бы, счастья полн,
    В пустые небеса;
И силен, волен был бы я,
Как вихорь, роющий поля,
    Ломающий леса.

Да вот беда: сойди с ума,
И страшен будешь как чума,
    Как раз тебя запрут,
Посадят на цепь дурака
И сквозь решётку как зверка
    Дразнить тебя придут.

А ночью слышать буду я
Не голос яркий соловья,
    Не шум глухой дубров —
А крик товарищей моих,
Да брань смотрителей ночных,
    Да визг, да звон оков.


И так, в два потока, я читала до поистине гениальной строки: "По морю звуков мчусь я без кормила...". С этого момента читательское русло разделилось уже не на две, а на целых четыре бурных реки. Добавились еще две параллели. Опять-таки Пушкин,  заключительные строфы "Осени":

                           X

И забываю мир — и в сладкой тишине
Я сладко усыплён моим воображеньем,
И пробуждается поэзия во мне:
Душа стесняется лирическим волненьем,
Трепещет и звучит, и ищет, как во сне,
Излиться наконец свободным проявленьем —
И тут ко мне идёт незримый рой гостей,
Знакомцы давние, плоды мечты моей.

                           XI

И мысли в голове волнуются в отваге,
И рифмы лёгкие навстречу им бегут,
И пальцы просятся к перу, перо к бумаге,
Минута — и стихи свободно потекут.
Так дремлет недвижим корабль в недвижной влаге,
Но чу! — матросы вдруг кидаются, ползут
Вверх, вниз — и паруса надулись, ветра полны;
Громада двинулась и рассекает волны.

                              XII

Плывёт. Куда ж нам плыть?  ...................
.....................................................................
....................................................................




И, как цепная реакция, стихотворение Я.Тарана, которое и раньше для меня всегда читалось в такт с пушкинской "Осенью":

                 Художник
 
Суровой правдой полон океан,
как очи – тайной своего рожденья.
Скрипят веков смолистые ступени –
идёт по трапу твёрдо капитан.
И «плыть, не плыть» вопроса нет, когда
мерцают звёзды и смеются дети,
и на щеках солёная вода –
и слышит сердце пульс тысячелетий
и совести простые указанья.
И лечит душу полнота незнанья.



Удивительный у Поэзии Дом - входя в него, попадаешь в сверкающий зАмок, с потайными ходами, числом во все звезды августовского неба. И сам читатель, как во сне, приобретает волшебную способность быть сразу в нескольких местах одновременно, поэтому не теряется, а наоборот, - чем больше открывает "ходов", тем легче ему ориентироваться в пространстве искусства. И чем дальше горизонт, тем сложнее отказаться от "океана".

Прекрасным олицетворением этого Дома, воплощающим его в Слове, служит Ригведа: как только попытаешься воспринять его как единое целое, единый Храм, а не "сборник гимнов", как только начнешь улавливать символьные связи, понимать, что слово - само носитель контекста, т.е. признаешь, что слово самоценно и живет, как хочет, не ограничиваясь привычным значением, сразу заметишь, как Ригведа оживает: каждая "незначительность" может обрести связь с космическим процессом. Каждая мелочь может вдруг стать залогом того, что Земля не сойдет со своей орбиты, каждая деталь может невзначай удержать Космос от погружения в хаос. Но о Ригведе еще скажу подробнее, готовлю работу на эту тему.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 05:19:34, ВОЗ»

Встреча

Трудов твоих не принимает время ­ –
упорно одиночество, как вол.
Но с каждым вздохом тяжелея,
ты слышишь, дальний рокот волн,
как набухает эхом он?
Себя перерастает семя.
И давит грудь накопленное счастье.
 
Доверие свершится днём обычным –
каким-то чудом, в одночасье:
взойдут стихи, вошедшие в привычку…
Мы сохраним и в гробовом молчанье
о встрече нашей луч воспоминанья.
 
янв. 2007

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран

Красивое стихотворение "Встреча". Напоминает о том, что Поэзия и творчество живут во времени и вне времени одновременно...и в мире форм стихи рождаются уже после рождения в мире духа - первого рождения...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

Цитата: Марат
Напоминает о том, что Поэзия и творчество живут во времени и вне времени одновременно
Даже не вне времени, а просто они живут во времени и могут изменить его, путем общения. Любое произведение искусства - плод творчества автора и времени, иначе - поле диалога автора со Временем.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 07 Декабрь 2015, 21:48:38, ВОЗ»

Мне кажется, что "Встреча" - в первую очередь о Встрече, т.е. как будто это ответ на Письмо Домой. Как и все ответы, письма и отклики - пришел нежданно-негаданно, потому что свободно. И потому - дарит надежду, самую крепкую привязанность к Земле, не позволяющую покинуть ее, даже в самый отчаянный момент.

А преодолевая этот момент, момент тоски и подчас нелепого страдания, снова слышишь "Ту же музыку".  А услышав "музыку", уже не можешь сдержаться и опять пишешь письмо Домой. И надеешься на ответ.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2014, 05:20:22, ВОЗ»

Я бы хотела продолжить тему "поэтических ассоциаций".  Эти 3 стихотворения у меня в памяти почему-то записаны вместе. Более того, когда читаю одно из них, 2 других следуют непременно, причем в такт.




Н.Гумилев

          Заводи

                      Н.В.Анненской

Солнце скрылось на западе
За полями обетованными,
И стали тихие заводи
Синими и благоуханными.

Сонно дрогнул камыш,
Пролетела летучая мышь,
Рыба плеснулась в омуте...
...И направились к дому те,
У кого есть дом
С голубыми ставнями,
С креслами давними
И круглым чайным столом.

Я один остался на воздухе
Смотреть на сонную заводь,
Где днем так отрадно плавать,
А вечером плакать,
Потому что я люблю Тебя, Господи.





   
А.Блок

         * * *

На перекрестке,
Где даль поставила,
В печальном весельи встречаю весну.

На земле еще жесткой
Пробивается первая травка.
И в кружеве березки -
Далеко - глубоко -
Лиловые скаты оврага.

Она взманила,
Земля пустынная!

На западе, рдея от холода,
Солнце - как медный шлем воина,
Обращенного ликом печальным
К иным горизонтам,
К иным временам..

И шишак - золотое облако -
Тянет ввысь белыми перьями
Над дерзкой красою
Лохмотий вечерних моих!

И жалкие крылья мой -
Крылья вороньего пугала -
Пламенеют, как солнечный шлем,
Отблеском вечера...
Отблеском счастия...

И кресты - и далекие окна -
И вершины зубчатого леса -
Всё дышит ленивым
И белым размером
Весны.




   
И. Анненский

                    Осень

. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . .
Не било четырех... Но бледное светило
Едва лишь купола над нами золотило,

И, в выцветшей степи туманная река,
Так плавно двигались над нами облака,

И столько мягкости таило их движенье,
Забывших яд измен и муку расторженья,

Что сердцу музыки хотелось для него...
Но снег лежал в горах, и было там мертво,

И оборвали в ночь свистевшие буруны
Меж небом и землей протянутые струны...

А к утру кто-то нам, развеяв молча сны,
Напомнил шепотом, что мы осуждены.

Гряда не двигалась и точно застывала,
Ночь надвигалась ощущением провала...








А вот это стихотворение просто по атмосфере чем-то похоже.  Поэтому не могу тут не помянуть и его, а вместе с ним придется немного рассказать о себе. Читать стихи опасно, но поначалу этого не замечаешь, а потом это становится уже не важным...

Я его прочитала еще в детстве, лет в 8. Но помню даже слишком четко, что именно с него ВСЕ началось. Чем было это "все", мне до сих пор остается неясным, и, скорее всего, таким оно и должно оставаться. Но в этом "все" я увидела первые ростки творческой Тоски и страсти к красоте, ощущения, что в жизни есть что-то большее, чем сама эта жизнь, что-то прекрасное, вечное, к чему не стремиться невозможно. Что в этом "что-то" подлинная жизнь и есть, и, может быть, в этом Что-то заключается все, потому что здесь есть вероятность всего. Росток той силы, которая делает чудо чудом. Она манит, манит, и без нее задыхаешься.





Я. Таран

  Вербное Воскресенье

По кладбищу старинному идут
из бело-синей церкви люди...
А маленькая девочка,
рыдает на снегу...

– Да что ты плачешь, девочка?
Да как тебя зовут?

– Вот сломанная вербочка...
Сапожки ножки жмут.
Такие они тесные,
так больно ножки жмут...

И улыбнулась девочка:
– Меня Любовь зовут.




Позже, то чувство особенно сильно взыграло, когда, лет 7 спустя, я встретилась со стихотворением Мандельштама:

                    ***

О небо, небо, ты мне будешь сниться!
Не может быть, чтоб ты совсем ослепло
И день сгорел, как белая страница:
Немного дыма и немного пепла!


Видимо, за семь лет чувство "смогло подрасти", даже перерасти себя, и стать импульсом, потому что эти четыре строки Мандельштама внезапно перевернули мою жизнь.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 26 Август 2010, 03:39:06, Саша»

ПОЭТУ

Лесная грусть листвой осенней
ложится в сердце... Отзвенел
цепями сладких вожделений
последний тёплый день.

Ступени маленьких измен
стыдливо лижет тень.
Так тихо... Словно камень
за пазухою, в складках лени
укутанная совесть спит.

Но музыка над облаками
заставит садик плакать...
И сердце защемит.

Судом войдёт и станет память
у изголовья... Так болит –
живое...

Лазури чистой музыкант,
дыханьем смерти слух омой –
душе духовной жажды дай – наград
лишь тишины поэзии самой.

окт.-нояб.1998



ЧИТАТЕЛЮ

                                                ...и судимы были мёртвые
                                                по написанному в книгах.
                                                                                    Апокалипсис


1
Тебя прошу, мой друг:
прости меня, мой милый,
прости за мой недуг
и не пусти в могилу.

С полузвука, с полудыхания
понимаешь – любя.
Не ищу в тебе сострадания:
не ищу, а вижу – себя.


2
Лампа. Стол. По строчкам тихо взгляд скользит.
Вдруг... слеза из сердца за рифмой пробежит...
Высотой покоя озарится жизнь.

Словно стих, играет в капле нашей мир,
вольное дитя,– чистой неги миг...
И я – у ног твоих.


3
... И Пушкина последний взгляд –
не на родных – на полки книг:
"Прощайте, милые друзья..."
Вот Страшный Суд для уз земных.

В безлюдьи мутном милые друзья,
за всё, что понял – вспомнил я,
за всё, что на земле люблю,
за веру в Бога вас благодарю.

19881999

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 22 Октябрь 2011, 06:26:06, Ярослав»

Цитата: Ярослав
... И Пушкина последний взгляд –
не на родных – на полки книг:
"Прощайте, милые друзья..."
Вот Страшный Суд для уз земных.

Плоды творческого духа - книги, что воплотились в этом мире через муки поэта, как дети, которых оставляешь одних в этом мире...

Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…
«Последнее редактирование: 07 Декабрь 2015, 21:49:04, ВОЗ»

Цитата: Марат
Плоды творческого духа - книги, что воплотились в этом мире через муки поэта, как дети, которых оставляешь одних в этом мире...
Пушкин прощался не со своими книгами (не им написанными), а с книгами из своей библиотеки - своими самыми близкими друзьями. В момент перехода из мира, где есть "твоё" и "моё", где всё разделено на части и так трудно за ними провидеть Целое, в мир Духа, где нет "твоего" и "моего", где нет частей, оторванных от Целого, где "всё во мне и я во всём" - и всё "наше", и всё Божье.  И каждая книга, с которой подружился здесь, становится - твоей, этапом твоего пути, перестаёт быть чужой и чуждой. Всё становится - твоим. Всё - твоя личная судьба, всё внутри "книги жизни". Это и есть братство и дружба - в подлинном смысле слова; здесь же мы можем  прикоснуться только к отголоскам.

Если какая-то книга - стала твоей: как будто ты сам её написал, то это - и есть высшая ступень творчества читателя, соавтора и сотворца.
Встреча состоялась: автор и читатель стали творцами одной книги.
Пока такая Встреча не состоялась, книга - только зерно: дерево поэзии вырастает лишь в душе читателя-друга, читателя-брата.

В этих словах Пушкина - выражен гениальный читатель, тот - кто вырастил дерево поэзии из зерна, оставленного предшественниками. Без такого творчества - творчества выращивания дерева поэзии в своей душе - никакой поэзии нет в мире (есть только зёрна, которые могут прорасти или не прорасти, зависит от садовника-читателя).

Каждый гениальный поэт - ещё и гениальный читатель (и учиться у них надо не только писать, но и читать). Читателем можно быть и не будучи поэтом (внешне, но в душе - читатель и поэт синонимы: только став поэтом, "перевоплотившись" в поэта, можно прочитать его книгу, помочь ей осуществиться в тебе). Но быть поэтом, не будучи читателем, невозможно: дар, замыкаясь на себя, теряет свою Божественность - Открытость Любви: где дар каждого - лишь частица Единого.

Для меня творчество читателя стало следующей, более зрелой ступенью творчества поэтического. И творчество читателя стало определяющим, ведущим. Начиналось всё наоборот: ведущим был "поэт", а "читатель" ведомым (телега была впереди лошади), это не могло не кончиться серьёзным кризисом и первым периодом "молчания" в целых три года. С тех пор читатель - для меня и во мне - главный. Своё авторство я воспринимаю лишь как дополнение к главному - читательскому - творчеству.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 07 Декабрь 2015, 21:49:49, ВОЗ»

        ДАНИИЛ АНДРЕЕВ

* * *

Когда-то раньше, в расцвете сил,
Десятилетий я в дар просил,
Чтоб изваять мне из косных руд
Во имя Божье мой лучший труд.

С недугом бился я на краю
И вот умерил мольбу свою:
Продлить мне силы хоть на года
Во имя избранного труда!

Но рос недуг мой, я гас и чах,
И стал молиться о мелочах:
Закончить эту иль ту главу,
Пока не брошен я в пасть ко льву.

Но оказалось: до стран теней
Мне остаётся десяток дней:
Лишь на три четверти кончен труд,
И мирно главы в столе уснут.

Хранить их будет, всегда верна,
Моя подруга, моя жена.
Но как бессилен в наш грозный век
Один заброшенный человек!

Ты просьб не выполнил. Не ропщу:
Умеет Тёмный вращать пращу
И - камень в сердце. Но хоть потом
Направь хранителей в горький дом:

К листам неконченых, бедных книг
Там враг исконный уже приник:
Спаси их, Господи! Спрячь, храни,
Дай им увидеть другие дни.

Мольба вторая - на случай тот,
Коль предназначен мне свет высот:
Позволь подать мне хоть знак во мгле
Моей возлюбленной на земле.

Молитва третья: коль суждено
Мне воплощенье ещё одно,
Дай мне родиться в такой стране,
В такое время, когда волне
Богосотворчеств и прав души
Не смеет Тёмный сказать: Глуши!

Дай нам обоим, жене и мне,
Земли коснуться в такой стране,
Где строют храмы, и весь народ
К Тебе восходит из рода в род.

Ночь на 19 октября 1958.



Marat Shahman

---------------------------------
За движением и полётом – вечная свобода!…

Д. Андреев

               Без заслуг

Если назначено встретить конец
     Скоро, - теперь, - здесь -
Ради чего же этот прибой
     Всё возрастающих сил?

И почему - в своевольных снах
     Золото дум кипит,
Будто в жерло вулкана гляжу,
     Блеском лавы слепим?

Кто и зачем громоздит во мне
     Глыбами, как циклоп,
Замыслы, для которых тесна
     Узкая жизнь певца?

Или тому, кто не довершит
     Дело призванья - здесь,
Смерть - как распахнутые врата
     К осуществленью там?

1950


Созвучное из "Переклички вестников":

Выпуск 4
Выпуск 25
Выпуск 68
Выпуск 120

Выпуск 143
Выпуск 163
Выпуск 173
Выпуск 230

Выпуск 282
Выпуск 307
Выпуск 354
Выпуск 362

Выпуск 388
Выпуск 393
Выпуск 416
Выпуск 430

Выпуск 436
Выпуск 458
Выпуск 495
Выпуск 550

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 25 Август 2014, 04:59:06, ВОЗ»

"Поэту" - одно из моих любимейших стихотворений в русской поэзии. Из тех, которое у меня читать вслух не получается: подступают слезы.

Цитата: Ярослав
Словно стих, играет в капле нашей мир
Как в одну строчку сложилось то, что мы так много обсуждали выше! Да еще и столько того, что не обсуждали и что обсудить невозможно.
Поэзия - не часть нашего мира, нашей жизни, наоборот, мир -  это часть поэзии... Поэтому человеку не охватить всю ее многоликость, в "это явление" нужно поверить. 

Цитата: Ярослав
По ритму, по слогам, по рифмам
вслед – иди за мной.
Так учат "ходить" книги. Точнее, книги только напоминают человеку, что он умеет ходить... по облакам.

Цитата: Ярослав
Раны неба – души как звёзды.
Поэт плетет из написанных строчек чернильную ночь, чтобы в ней засияли звезды не сказанных слов.

Цитата: Ярослав
Страшнее суда – свой
голос из будущего – совесть;
острее стыда – боль
проданного дара за гордость
чечевичных наград...

Нет, в этом стихотворении суд будет пострашнее, потому что "голос из будущего - совесть" как будто сбылся и смолк:

Я.Таран

Читая старые стихи…

Тикая тихо в прихожей…
времени мыши дотошные!
будто скребутся по коже...

Снег налетел вдруг, взъерошенный!
как сумасшедший, встревоженный
ночи безмолвием, брошенный
в городе окон…

Тени небывшего прошлого
так одиноки – и строже
нет их суда, и бездонней
нет ледяных тех бессонниц.
 
ноябрь 2006

Мне кажется, эти два стихотворения должны читаться вместе. Да, самое страшное - прослушать свою Судьбу, - она навязываться не будет, она пройдет мимо и ее не вернешь. Раз отступив (отрекаясь) от дара, убиваешь свою путеводную звезду. Теперь ты один на один с молчанием океана, в темноте ставшим приговором.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 07 Декабрь 2015, 21:50:36, ВОЗ»

Хотелось бы вернуться к вопросу о чтении... У В.Брюсова есть такие строки, посвященные книгам:
"...Вы были голубем в плывущий мой ковчег
И принесли мне весть, как древле Ною,
Что ждет меня земля, под пальмами ночлег,
Что свой алтарь на камнях я построю…
С какою жадностью, как тесно я приник
К стоцветным стеклам, к окнам вещих книг,
И увидал сквозь них просторы и сиянья,
Лучей и форм безвестных сочетанья.
Услышал странные, родные имена…
И годы я стоял, безумный, у окна!
Любуясь солнцами, моя душа ослепла,
Лучи ее прожгли до глубины, до дна,
И все мои мечты распались горстью пепла.

О, если б все забыть, быть вольным, одиноким,
В торжественной тиши раскинутых полей,
Идти своим путем, бесцельным и широким,
Без будущих и прошлых дней.
Срывать цветы, мгновенные, как маки,
Впивать лучи, как первую любовь,
Упасть и умереть, и утонуть во мраке,
Без горькой радости воскреснуть вновь и вновь!"

Книги читать опасно - они непременно сжигают душу. Но только для того, чтобы она научилась воскресать из пепла. Книги дарят свободу, которой нет без воскресения.
 

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 29 Сентябрь 2010, 15:07:14, Саша»

Александр Блок

 ОДИНОЧЕСТВО

Река несла по ветру льдины,
Была весна, и ветер выл.
Из отпылавшего камина
Неясный мрак вечерний плыл.
И он сидел перед камином,
Он отгорел и отстрадал
И взглядом, некогда орлиным,
Остывший пепел наблюдал.
В вечернем сумраке всплывали
Пред ним виденья прошлых дней
Будя старинные печали
Игрой бесплотною теней.
Один, один, забытый миром
Безвластный, но еще живой,
Из сумрака былым кумирам
Кивал усталой головой.
Друзей бывалых вереница
Врагов жестокие черты
Любивших и любимых лица
Плывут из серой темноты
Все бросили, забыли всюду
Не надо мучиться и ждать,
Осталось только пепла груду
Потухшим взглядом наблюдать...
Куда неслись его мечтанья?
Пред чем склонялся бедный ум?
Он вспоминал свои метанья,
Будил тревоги прежних дум...
И было сладко быть усталым,
Отрадно так, как никогда,
Что сердце больше не желало
Ни потрясений, ни труда,
Ни лести, ни любви, ни славы,
Ни просветлении, ни утрат...
Воспоминанья величаво,
Как тучи, обняли закат,
Нагромоздили груду башен,
Воздвигли стены, города,
Где небосклон был желт и страшен,
И грозен в юные года...
Из отпылавшего камина
Неясный сумрак плыл и плыл,
Река несла по ветру льдины,
Была весна, и ветер выл.

25 января 1899

Давно я не читал Блока (пять лет, пожалуй даже больше).. И вот начал читать вновь и наткнулся на "Одиночество". Я почувствовал на сколько оно близко мне, но объяснить этого я не в состоянии.. Я так толком и не прочитал биографию Блока, да и не факт, что что-то из земных событий стало причиной этого стихотворения. Красивый слог, читается легко, боюсь, что даже слишком легко. От этого становится крайне сложно преодолеть его гладь и проникнуть в его суть. Я не до конца уверен, что лирический герой -- это сам Блок. Ему ведь всего восемнадцать, но ощущение одиночества зрелого мужчины. Хотя возможно это чувствует каждое чуткое сердце в этом возрасте (не исключением был и я, простите за излишнюю нескромность). Одиночество страшное ощущение, и по опыту знаю, что лживое. Оно подталкивает тебя к унынию и в такие минуты для многих спасением становится перо и лист бумаги (в последнее время для меня их заменил телефон). Может в такую минуту иль час родилось это стихотворение Блока? Пережить через искусство и, сгорев в огне своих чувств, возродиться как Феникс? Я это испытывал не раз..

Свобода не просто право, а обязанность каждого
«Последнее редактирование: 01 Октябрь 2010, 16:34:39, Мидюков Антон»

Начну потихоньку "свою перекличку" выкладывать (хотел сделать в отдельной ветке, но... зачем плодить сущности?).


Иннокентий Анненский
      
НЕВОЗМОЖНО

Есть слова – их дыханье, что цвет,
Так же нежно и бело-тревожно,
Но меж них ни печальнее нет,
Ни нежнее тебя, невозможно.

Не познав, я в тебе уж любил
Эти в бархат ушедшие звуки:
Мне являлись мерцанья могил
И сквозь сумрак белевшие руки.

Но лишь в белом венце хризантем,
Перед первой угрозой забвенья,
Этих вэ, этих зэ, этих эм
Различить я сумел дуновенья.

И, запомнив, невестой в саду
Как в апреле тебя разубрали, –
У забитой калитки я жду,
Позвонить к сторожам не пора ли.

Если слово за словом, что цвет,
Упадает, белея тревожно,
Не печальных меж павшими нет,
Но люблю я одно – невозможно.

1907
Царское Село

__________________________________________



НЕВОЗМОЖНО
                                      И. Анненскому

Вещий дар воспоминанья
тайно тлел в обмане мая...
чтоб стихами прорасти
после сорока пяти.

Осень – золото пути:
мудрость грустного незнанья
и небывшего свиданья
радость. Сад... Пора... Прости...

Плоть не выдержит тех ран!
Явь слаба – горит в огне.
Жизнь вся – лишь стихов обман,
что сбываются... во сне.

16 нояб. 1996



От Е. Морошкина:
Не знаю, верно ли я уловил интонацию этих двух стихотворений, но у меня ассоциации такие:

Выпуск 53.  Иннокентий Анненский, Осип Мандельштам, Афанасий Фет
Выпуск 96.  Лариса Миллер, Борис Пастернак
Выпуск 124.  Фёдор Тютчев, Александр Блок, Иннокентий Анненский
Выпуск 132.  Осип Мандельштам, Владимир Набоков, Даниил Андреев

Выпуск 157.  Лариса Патракова, Иннокентий Анненский
Выпуск 169.  Осип Мандельштам, Анна Ахматова, Александр Блок
Выпуск 210.  Владимир Набоков, Иннокентий Анненский, Фёдор Сологуб
Выпуск 216.  Фёдор Тютчев, Александр Блок

Выпуск 236.  Константин Бальмонт, Максимилиан Волошин
Выпуск 315.  Марина Цветаева, Осип Мандельштам, Александр Блок
Выпуск 322.  Давид Самойлов, Анна Ахматова, Лариса Патракова
Выпуск 344.  Николай Клюев, Александр Блок

Выпуск 345.  Зинаида Миркина, Марина Цветаева, Лариса Патракова
Выпуск 353.  Александр Блок, Лариса Миллер
Выпуск 366.  Зинаида Миркина, Осип Мандельштам, Иннокентий Анненский
Выпуск 401.  Фёдор Тютчев, Осип Мандельштам, Александр Блок

Выпуск 450.  Лариса Миллер, Аполлон Майков
Выпуск 518.  Иннокентий Анненский, Константин Бальмонт
Выпуск 553.  Осип Мандельштам, Александр Блок, Константин Бальмонт
Выпуск 564.  Осип Мандельштам, Лариса Патракова, Лариса Миллер

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 25 Август 2014, 05:40:30, ВОЗ»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика