Искусство слова
Письмо Домой, Распутица, Доля, Случайная проза (стихи и поэмы 1988 - 2000)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

ПИСЬМО ДОМОЙ
     поэма тоски

                                                   А в небе танцует золото –
                                                   Приказывает мне петь.
                                                                                  Мандельштам


Лес облетевший, осень, стон
безмолвия стеклянного;
покинутость; тоска.

Над миром, детски-спящим, разлилась
и вольно дышит синь,
ледяная и невинная:
грех – спит...

Читать (скачать) текст в Библиотеке Замка

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 12 Май 2016, 11:59:13, ВОЗ»


__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 21 Ноябрь 2013, 15:45:21, Ярослав»

ПОЭТУ

Лесная грусть листвой осенней
ложится в сердце... Отзвенел
цепями сладких вожделений
последний тёплый день.

Ступени маленьких измен
стыдливо лижет тень.
Так тихо... Словно камень
за пазухою, в складках лени
укутанная совесть спит.

Но музыка над облаками
заставит садик плакать...
И сердце защемит.

Судом войдёт и станет память
у изголовья... Так болит –
живое...

Лазури чистой музыкант,
дыханьем смерти слух омой –
душе духовной жажды дай – наград
лишь тишины поэзии самой.

окт.-нояб.1998


Читать (скачать) сборник "Доля" (стихи о поэтах и поэзии) в Библиотеке Замка

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 12 Май 2016, 12:01:29, ВОЗ»

Случайная проза

    Этот жанр я «придумал» для чтения вслух. На закате «магнитофонной культуры». Даже пару «альбомов» успел записать, но поезд ушёл. Сейчас в Сети возрождается что-то: аудиокниги и т.д. Но я уже больше 10 лет не возвращался к этому жанру (кроме последней вещи); да и темы эти отодвинулись для меня в прошлое. Тогда я настойчиво искал «разговорный жанр»: экспериментов на «живом материале» проведено немало. Здесь нужна совсем другая манера чтения, чем в поэтических текстах: акцент делается не на ритме и звуке, а на «выражении» – как в прозе; а ритмический рисунок и звуковые переклички становятся фоном, помогающим оттенять смыслы для слушающих (восприятие слова на слух очень отличается от «глазного»). Странно (или закономерно), что сейчас стало почти модным писать стихи в строчку, как прозу. Но мою «прозу» невозможно переписать обратно – «в столбик» (я пытался – получается страшно). Кое-что я «позаимствовал» в формальных приёмах из русских сказок, былин, вообще из нашего средневековья. В общем, примера ради размещаю здесь немножко такой «малой прозы». Всё это написано в 88-91 гг (отредактировано в 98), так что «содержание» имеет характерный отпечаток того времени. 


Читать (скачать) новеллы в Библиотеке Замка

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 12 Май 2016, 12:01:51, ВОЗ»

   ...Ничего себе. «Письмецо», однако. И ничего себе – «домой».
Речь идёт, оказывается, о мистическом «Доме», даже религиозном «Доме»
Самого «Слова», того самого, которое когда-то «носилось над водами»
(прямое указание на это толкование –

                      «   от Слова
                         Простившего измену
                         несчастного Петра
.»  )
А запечатлён в Поэме миг сотворения стихотворения и предыстория этого мига – ночь, томление, ожидание слова, ласковый призыв и – наконец явление Слова (уже не в изначальном значении – явление не Бога, а поэтического Слова, Божьей тени, уловленной, подслушанной Поэтом).
Смелейшая попытка средствами свободного ямба с вкраплениями чуть заметных ассонансов (вкраплениями, беспорядочно размещаемыми – «перекликаются» то середины строк, то начало последующей строки с окончанием предыдущей, то слова в пределах одной строки: звукопись нечёткая, ускользающая, похожая на ручей) - «остановить мгновение» поэтического словотворчества, описать неописуемое, рассказать невозможное для рассказывания – попытка создать фигуру изо льда в сорокаградусную жару, попытка чеканить из воды, лепить из воздуха… Поэзия ирреальна – в ней это возможно, попытка  увенчалась успехом, «получилось».
… Это – извиняюсь за  тавтологию – поэтичнейшая Поэма, она бесстыднейшим образом использует и средства «из дедушкиного сундука» -
«джентльменский набор» прилично оснащённого пиитического гражданина
позапрошлого века  ( от «но чу!» до
                      « В сей мир, где счастья нет,
                         приходим мы работать,-
                         промолвили горящие уста
...» - «сей мир», «уста»)

и – способы и образы «новомодные» :
                         Не дай мне, мир, сойти в почёт,
                         живую душу сказок в вещь,
                         в произведенье!
                         превращающий, шипя.

                       Не дай мне Бог такой упадок струн...
                         
или
                         Как эта ночь молчит!
                         И как она прозрачна и проточна!
                         Воочию кровоточит
                         ткачиха-жизнь бессонной ночью...
-   это уже не позапрошлый век, а начало двадцатого, где-то около 15-25 его годов –  по эстетике.
Для созданья требуемой картины используются и «завышенные» образы – Поэт танцует на котурнах :
                                                   (  «следы
                         Поэзии Единой: слух -
                         а не случай - пишет на Земле
                         Её Свободные Скрижали.» 
)

и нежные, ласкательные словечки
                  (  «…добрая лучинка,
                         чуткий фитилёк,
                         узнанного слова
                         медовая слезинка
                         и пчёлка в сотах сна …»
)

Он то гремит, то шепчет, то  бьёт медиатором по басовым струнам, то
 задумчиво пощипывает самую тоненькую струнку… То, что образуется
из таковой путаницы и бедлама  неожиданно складывается в
цельное впечатление, в самом деле является Поэтическим Словом…

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 15 Декабрь 2009, 10:21:26, КАРР»

Вечность - это не количественная мера, но качественная неизмеримость. И мгновение может быть в нашем мире  - проблеском Вечности. Только мгновение и может, наверное. Или связка мгновений, иногда длиною в жизнь.
И нашего мира вообще не было, если бы за ним не стояла Вечность и не поддерживала его, по большому счету, еще первые шаги.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 04 Август 2010, 18:56:47, Саша»

"Как встреча с суженой моей
в распахнутую вечность
надеждой-птичкой сорвалась
минувшею весной..."

В этих строках говорится не о самовольном прикосновении поэта к вечности напрямую, а, напротив, - о прикосновении к вечности через смиренно пережитое мгновение огненной встречи. Через близкое было постигнуто "дальнее".
Так же, как когда мы видим прилетевшую из теплых стран ласточку и чувствуем южный воздух в каждом взмахе ее крыла.
На мой взгляд, это захватывающе-красивые строки... захватывающие читателя через свою красоту в Вечность.(тут именно с большой буквы)

Поэма тоски - поэма прорастающих крыльев. Тоска - в первую очередь, предчувствие, что "от слова сдвигаются горы" - это правда, которую проверять нельзя, потому что кощунство.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Н. А. Бердяев.

Несовершенство земной формы говорит о неземном совершенстве. Искусство не создаёт совершенства, а говорит о тоске по совершенству и символически эту тоску изображает.

_______________________________________________
Роза Мира не является новой религией и новой культурой,
но ансамблем и диалогом религий и культур.

Ох, не знаю-не знаю...
Где писать, как писать, что писать.
Хронологически, по идее, надо бы здесь.
В недавнем нашем разговоре о Ваших, Ярослав, стихах  я пообещала конкретику к моим "претензиям" к Вашим стихам.
Сразу - необходимый "реверанс": стихи Ваши обдумывала не раз, давно и сейчас.
Они мне - уже говорила - "очень неблизки". Тем не менее, то, что Вы - поэт из настоящих, отнюдь не неумелый и достаточно интересный, работающий в жанре исповедальной лирики и духовных прозрений, - ни разу не подвергалось мною сомнению. Это раз.
А почти любую "критику" можно свести к одному вопросу: "Зачем этот человек не пишет таких стихов, которые бы мне нравились?"   Это два.
И, наконец - три: "авторитет" в стиховедении я не весьма какой большой. То есть, максимум, что могу выдать на горА - субъективное читательское впечатление в эмоционально-косноязычной форме.


Итак, в разговоре мною было сказано: "......А Ваша "находка" с ритмом - просто "возмущает". Как эксперимент на грани допустимого (иногда - за гранью).
Она лишает стихотворение цельности. В большой работе - величины "Письма Домой" - это может произвести эффект полифонии, в небольших стихах - смотрится как небрежность, имхо...
."

Пример - стихотворение "Поэту"

Тогда - Вы обмолвились - Вы решили, что для каждой строки имеет смысл использовать её собственный ритм, определяемый её смыслом, её настроем.

...И Вас повлекла в стихе Ваша подкорка, как конь волочит неопытного всадника.
Перепады настроения - перепады ритма. И читатель должен "скакать", повторяя Вашу "траекторию".
(А мне ещё и последнее четверостишие здесь совершенно не понравилось... Что за "душа духовной жажды"? К " омыванию слуха дыханьем смерти", которое действо должен произвести некий "лазури чистой музыкант" - тоже отношусь с большим подозрением

Стихотворение "Невозможно" - не нравится звучание строчки "Жизнь вся - лишь стихов обман", четыре согласных подряд "з-нь-в-с" труднопроизносимо, превращает на слух "жизнь вся" в "жизня".

Стихотворение "Людские глубоки сердца" -  те же игрища с ритмом...

"Читателю" -  "триптих".
Здесь у меня уже "недовольство" самим содержанием. Уж слишком Вы в этом стихе "раздеты", даже Пушкин "не помогает".


Сейчас - сказали Вы  - Вы отказались от  "смысловых" изменений ритма в пределах одного стиха.
Я на это ответила: "...я заметила, что с ритмом Вы стали работать осторожнее и чётче в стихах последних лет.
Правда-правда - заметила и для себя отметила "увеличение гладкости" письма (в хорошем смысле "гладкости")
Зато бывают дикие "смысловые перепады", перескоки мысли - в одно стихо впихиваются темы или образы, которых на 4-5 стихов (цельных) хватило бы...
."
Для конкретики - перейду к другой Вашей подборке.

Путинцева Т
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2011, 04:33:32, КАРР»

Спасибо.
Этим стихам столько лет отроду, что я их уже не воспринимаю как свои.
Что же касается ритма, то их надо правильно уметь прочитать (никаких перепадов там нет особых, а тем более намеренных). На слух они, во всяком случае, так не воспринимаются (сужу по опыту и по откликам, когда читал эти стихи людям - последний раз в 1998 году).
Что же касается содержания - то иного не было, а в том, что было, я был искренен - и это единственное оправдание. А вообще стихов у меня очень мало: за 20 лет не больше ста (тех, которые я считаю стихами, а не "рифмовками"). 90% - в других жанрах протекают у меня излияния речи (к слову, ритмических экспериментов в прозе у меня намного больше, чем в стихах: в стихах я вообще не экспериментирую: пишу как слышу, а это не выбирают). То есть стихи - когда совсем невмоготу уже (редко это).
А так интересно, конечно, заглянуть в прошлое... ТАК я уже не смогу написать, даже если очень захочу, ну значит - ТАК было надо, и не мог по-другому.
Кому-то это близко (такие есть, как ни странно), кому-то не близко (таких большинство), но я ничего и не мог, и тем паче - теперь не могу изменить. Что выросло, то выросло.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 27 Ноябрь 2011, 03:54:52, Ярослав»

ПИСЬМО ДОМОЙ
     поэма тоски

          Франсуа  Вийон

           Баллада поэтического состязания в Блуа

           От жажды умираю над ручьем,
           Своим глазам не верю, верю в сны,
           Везде пройду и всюду ни при чем,
           Найду брильянт, не знаю им цены,
           Мне прописные истины темны,
           От счастья плачу и смеюсь со зла,
           Мне горек мёд и приторна зола,
           Судьбу кляну, но не прошу другой,
           Мой дом весь мир, нет у меня угла,
          Я всюду дома и везде изгой.

            Мне белый лебедь кажется грачом,
            Средь бела дня гляжу на серп луны,
            Теряя, не жалею ни о чем,
            На солнце зябну, летом жду весны,
            Тих как ягнёнок, хуже Сатаны,
            Я в поле сыт, голоден у стола.
            Мне лёгок пуд, пушинка тяжела,
            Иду к врагам, к любимой - ни ногой,
            Нищ как Иов, богаче короля,
            Я всюду дома и везде изгой.

             Меня в рай не заманишь калачом,
             Один как перст, жду помощи родни,
             Беседую с глухим о том о сём,
             Лет не считаю, а считаю дни,
             Сам на себя смотрю со стороны,
             Мне окрик мил, и брань мне похвала,
             Хожу под снегом в чем мать родила,
             Грублю князьям, сгибаюсь пред слугой,
             У мертвеца спрошу я " Как дела? "
             Я всюду дома и везде изгой.

             Принц, я не отделю добро от зла,
             Мне тесен свет и вся земля мала,
             Я венчан лаврами, бит кочергой,
             Я  бог иль червь? Царь или тля?
             Я всюду дома и везде изгой.

                                                           Перевод Н. Стрижевской




ОффлайнСергей С.

  • Небеса наполнены музыкой так же, как океан водой.
Франсуа  Вийон

           Баллада поэтического состязания в Блуа

           От жажды умираю над ручьем,
           Своим глазам не верю, верю в сны,
           Везде пройду и всюду ни при чем,
           Найду брильянт, не знаю им цены,

Всегда от соприкосновения с поэзией Вийона вздрагивал как от соприкосновения с электричеством. Что-то будоражащее скрыто в ней для меня. То, чего нет у других западных поэтов. Может быть только у Бёрнса или Лорки, и то, совсем другое...

Когда-то, ещё не знакомый с поэзией Вийона, почти повторил вслед за ним:

Мой голос громок и неслышен,
Мой взгляд открыт и нелюдим,
Мой дух упал, но он возвышен,
Я средь людей, но я один.

Зажги во мгле свою звезду!
___________________________
Сергей Сычёв

Спасибо, Елена.
Люблю это стихотворение.
Добавлю несколько вариантов перевода.

Оригинал:

BALLADE VILLON

Je meurs de soif aupres de la fontaine,

Chaud comme feu, et tremble dent a dent,
En mon pais suis en terre lointaine ;
Lez un brazier friconne tout ardent ;
Nu comme ung ver, vestu en president ;
Je ris en pleurs, et attens sans espoir ;
Confort reprens en triste desespoir ;
Je m’esjouys et n’ay plaisir aucun ;
Puissant je suis sans force et sans povoir,
Bien recueilly, deboute de chascun.

Rien ne m’est seur que la chose incertaine,
Obscur, fors ce qui est tout evident ;
Doubte ne fais, fors en chose certaine ;
Science tiens a soudain accident ;
Je gaigne tout, et demeure perdent ;
Au point du jour, diz : « Dieu vous doint bon soir ! »
Gisant envers, j’ay grant paour de cheoir ;
J’ay bien de quoy, et si n’en ay pas un ;
Eschoicte attens, et d’homme ne suis hoir,
Bien recueilly, deboute de chascun.

De riens n’ay soing, si metz toute ma paine
D’acquerir biens, et n’y suis pretendant ;
Qui mieulx medit, c’est cil qui plus m’attaine,
Et qui plus vray, lors plus me va bourdant ;
Mon ami est qui me fait entendant
D’ung cygne blanc que c’est ung corbeau noir ;
Et qui me nuyst, croy qu’il m’aide a povoir.
Verite, bourde, aujourd’uy m’est tout un.
Je retiens tout ; riens ne scay concepvoir,
Bien recueilly, deboute de chascun.

перевод на немецкий:

Vor vollen Schusseln muss ich Hungers sterben,
am heissen Ofen frier ich mich zu Tod,
wohin ich greife fallen nichts als Scherben,
bis zu den Zahnen steht mir schon der Kot.
Und wenn ich lache, habe ich geweint,
und wenn ich weine, bin ich froh,
dass mir zuweilen auch die Sonne scheint,
als konnte ich im Leben ebenso
zerknirscht wie in der Kirche niederknien...
ich, Francois Villon, verehrt und angespien.
 
Nichts scheint mir sichrer als das nie Gewisse,
nichts sonnenklarer als die schwarze Nacht.
Nur das ist mein, was ich betrubt vermisse,
und was ich liebte, hab ich umgebracht.
Selbst wenn ich denk, dass ich schon gestern war,
bin ich erst heute abend zugereist.
Von meinem Schadel ist das letzte Haar
zu einem blanken Mond vereist.
Ich habe kaum ein Feigenblatt, es anzuziehn...
ich, Francois Villon, verehrt und angespien.

Ich habe dennoch soviel Mut zu hoffen,
dass mir sehr bald die ganze Welt gehort,
und stehn mir wirklich alle Turen offen,
schlag ich sie wieder zu, weil es mich stort,
dass ich aus goldnen Schusseln fressen soll.
Die Wurmer sind schon toll nach meinem Bauch,
ich bin mit Ungluck bis zum Halse voll
und bleibe unter dem Holunderstrauch,
auf den noch nie ein Stern herunterschien,
ich, Francois Villon, verehrt und angespien.

Перевод: Paul Zech

Перевод Юрия Корнеева

БАЛЛАДА ПОЭТИЧЕСКОГО СОСТЯЗАНИЯ В БЛУА

     У родника от жажды я стенаю;
     Хочу сказать: "Прощай!" -- кричу: "Привет!"
     Чужбина для меня -- страна родная.
     Надеюсь там я, где надежды нет;
     Хулу нежданно шлю  хвале вослед;
     Лишь тем одушевляюсь, что мертво;
     Смеюсь сквозь слезы бог весть отчего.
     Студь жжет меня, жара бросает в дрожь.
     Нагой, как червь, я славлю щегольство,
     Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

     В бесспорное я веры не питаю;
     За явь охотно принимаю бред;
     Случайность неизбежностью считаю;
     Где разрешенье есть, блюду запрет.
     Что всем знакомо -- для меня секрет.
     Хотя мое бесчисленно родство,
     Наследства я не жду ни от кого;
     С любым играю, не любя картеж;
     С крыльца сойдя, боюсь упасть с него,
     Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

     Транжира я, хоть скупостью страдаю;
     Мню  тех друзьями, кто чинит мне вред;
     Спасаюсь бегством, если побеждаю;
     Скорблю о пораженьях в дни побед.
     Ворона в белый, лебедь в черный цвет
     Окрашены для глаза моего.
     Кто груб со мной, тот мне милей всего.
     Не различаю правду я и ложь,
     С учтивостью мешаю озорство,
     Отвсюду изгнан и повсюду вхож.

     Не скрою, милосердный принц, того,
     Что, зная все, не знаю ничего,
     Живу с людьми и на отшибе все ж,
     Пекусь о многом, алчу одного,
     Отвсюду изгнан и повсюду вхож.


Перевод Ильи Эренбурга

Баллада поэтического состязания в Блуа

От жажды умираю над ручьем.
Смеюсь сквозь слезы и тружусь, играя.
Куда бы ни пошел, везде мой дом,
Чужбина мне - страна моя родная.
Я знаю все, я ничего не знаю.
Мне из людей всего понятней тот,
Кто лебедицу вороном зовет.
Я сомневаюсь в явном, верю чуду.
Нагой, как червь, пышней я Всех господ.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Я скуп и расточителен во всем.
Я жду и ничего не ожидаю.
Я нищ, и я кичусь своим добром.
Трещит мороз - я вижу розы мая.
Долина слез мне радостнее рая.
Зажгут костер - и дрожь меня берет,
Мне сердце отогреет только лед.
Запомню шутку я и вдруг забуду,
Кому презренье, а кому почет.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звезды в небе ясно различаю.
Я ночью бодр, а сплю я только днем.
Я по земле с опаскою ступаю,
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой меня услышит и поймет.
Я знаю, что полыни горше мед.
Но как понять, где правда, где причуда?
А сколько истин? Потерял им счет.

Я всеми принят, изгнан отовсюду.
Не знаю, что длиннее - час иль год,
Ручей иль море переходят вброд?
Из рая я уйду, в аду побуду.
Отчаянье мне веру придает.
Я всеми принят, изгнан отовсюду.


И, кажется, перевод Юрия Ряшенцева


Баллада поэтического состязания в Блуа

В своей стране – а будто на чужбине,
Горю в мороз, дрожу вблизи огня,
Я вечно жду, хоть нет надежды ныне,
Я вновь кричу, хоть это глас в пустыне,
И все зовут, и гонят все меня.
Я – властелин, не властный ни над чем,
Я – дьявол сам, когда вокруг – Эдем,
Был изгнан в ад, но как стремился к раю!
Я жизни полн! Живу, а между тем –
Я над ручьём от жажды умираю!

Не вижу я, кто бродит под окном,
Но звёзды в небе ясно различаю.
Я ночью – бодр, и засыпаю днём.
Я по земле с опаскою ступаю.
Не вехам, а туману доверяю.
Глухой – меня услышит и поймёт.
И для меня полыни горше – мёд.
Я знаю всё! И ничего не знаю…
И сколько истин? Потерял им счёт.
Я над ручьём от жажды умираю!

Беспечней всех, я враг своей судьбине,
Я всё храню, что трачу, не храня,
Я верю лжи, молюсь я чертовщине,
Приму врага в приятельской личине,
И мне святей молитвы – болтовня.
А дружбу я вожу лишь только с тем,
Кто мне скучней скучнейшей из поэм,
Не верю никому, но всем я доверяю.
Я сыт одной – но мал мне и гарем.
Я над ручьём от жажды умираю!

Мой добрый принц! Кичась своим добром,
Я нищ и расточителен во всём.
И счастлив я лишь с тем, кого не знаю.
Всех обыграв, я должен вечно всем.
Я над ручьём от жажды умираю!..

......................................................
Мой добрый принц! Я говорю затем,
Что внятен мне и тот, кто вечно нем,
И мудрецу кивну, и шалопаю,
Но я есть я. Увы! Кому повем -
Я над ручьем от жажды умираю.

Путинцева Т

Добавлю, что последний вариант - мой любимый -из восхитительной драмы Юлиу Эдлиса "Жажда над ручьём" (кажется, он здесь неполон). В драме среди основных событий из жизни Вийона  воссоздаётся и состязание в Блуа (поэт написал и варианты за соперников Вийона - достаточно смешные и льстивые).
Ещё присовокуплю, что стихотворение Вийона - глубокое, философское, отражающее в парадоксальной форме смятенный дух человека-творца, вдохновляет многих.
Вот, например, "политический" вариант:

Я   над   ручьем   от   жажды   умираю ,
Я стар, но храбро принял все дела.
Я по перу команду собираю
Из левого и правого крыла;
Я друг свобод и права, но (заминка)
Я верю в регулируемость рынка
И в то, что можно выстроить бюджет,
Отнюдь не говоря ни да, ни нет.


Я сроду никому не угрожаю,
Но кузькину увидите вы мать.
Я чрезвычайных мер не уважаю,
Однако их придется принимать.
Ни планов, ни прожектов я не строю,
Но знаю, что за черной полосою
Настанет процветанья полоса,
И весь народ затянет пояса.


На деспотом, ни ханом я не буду,
Но защищу правительство свое.
Коррупция в отечестве повсюду,
Но у меня в команде нет ее.
Узревши бед российских совокупность,
Я выступлю в атаку на преступность.
Чтоб криминал оправиться не смог, -
Но никого не трону, видит Бог.


Я очень крут, но склонен к жестам плавным.
Мы с президентом твердо говорим,
Что я уже считаюсь самым главным,
Хотя отнюдь не первым, а вторым.
Хоть я и осуждаю Макашова,
Но не скажу о нем худого слова;
Хоть у страны и нет пути назад,
Я обеспечу родине откат.


Пусть Украина будет незалежна,
Но следует упрочить наш Союз;
Эмиссия в России неизбежна,
Но я ее нисколько не боюсь;
Включив на полный ход станки Гознака,
Мы избежим инфляции, однако:
Кредиты нам дадут (но Камдессю
Я больше ни о чем не попросю).


Пока страна гудит, как сотня ульев,
Готовая к войне и грабежу, -
Я не на два, а на двенадцать стульев
Уселся и, как видите, сижу!
Хоть я не молодой и не красивый,
Мой рейтинг лезет вверх со страшной силой;
Никто меня не любит, как на грех,
Однако я устраиваю всех!


Я лев и прав, я хищник и овечка,
Я царь и раб, копыта и рога.
Коль слева поглядишь - то Богу свечка,
А если справа - черту кочерга.
Чтоб не рождать ни у кого протеста,
У власти быть должно пустое место.
И то сказать: когда идет не так,
В России вечно смута и бардак!


 Я   над   ручьем   от   жажды   умираю .
В отличие от предыдущих глав,
Из двух путей я храбро выбираю
Ни то, ни се - и только этим прав.
Когда на всех путях зияет бездна,
Сидеть и ждать - единственно полезно.
Страну убийц, воров и дураков
Спасет один ******* ********!

А вот "лирический":

Я среди тех, кто спит на перекрестке.
Родившись из горячечного лба,
приходит королева и раба,
в ее ладонях - яблоко из воска,
и застывает воском на губах
мой шепот: мне не нужно этой двери,
пройди, оставь, не открывай лица,
я задыхаюсь в башне мудреца,
мне в горло, словно нож, вошло доверье
и вслед ему течет струя свинца.
В ее зрачке горят ворота рая,
я ж словно пес, блуждающий в лесу,
я пью чужие слезы как росу,
я над ручьем от жажды умираю,
я восковое яблоко несу.
http://finn00.livejournal.com/2818.html

Владимир Шубарин

От жажды умираю над ручьём,
От сытости голодным умираю.
Я время продаю за нипочём,
А жизнь свою по крохам собираю.
Я, кажется, старею по утрам -
По вечерам, уверен, молодею.
Я юноше на вид лет сорок дам,
А старцу двадцати не пожалею.
Я вижу в темноте, а днём слепец.
Я слышу шёпот трав и глух к обвалам.
В начале каждом вижу я конец.
За каждым же концом я жду начала.
Я слаб, в себя не верю и ещё -
Я малодушный трус, но лезу в драку.
Мне пёс порвал штаны и кровь течёт,
А я, страдая, всё ж люблю собаку.
От жажды умираю над ручьём,
От анекдотов не смеюсь, а плачу.
Я беззащитен с поднятым ружьём,
Но я силён, когда за горло схвачен.

http://ti-poet.ru/stih.php?b=138814



Путинцева Т
«Последнее редактирование: 25 Май 2012, 15:44:11, КАРР»

И, наконец.
Я понимаю, отчего стихотворение Вийона Вы привели именно здесь - после "Письма - Домой" Ярослава.
Здесь ему место. У Вийона - "внутреннее устройство" Поэта, у Ярослава - "механизм работы" этого "устройства".

У Сергея Сычёва, кстати,  в четверостишии тоже чётко выявлен парадоксализм поэтической натуры.


А я пыталась отразить - "в своей неповторимой манере" :) - "инородность" поэтической натуры в "нормальном" мире (это тоже есть у Вийона. И у Ярослава. И у Сергея.)

 Нелепость ходячая.

Я не пошёл дорогою отцов,
За это мне - мученье и услада:
Я - помидор в эпоху огурцов,
Я - леденец в системе шоколада.

Народ рыдает, я - болван - смеюсь,
Толпа хохочет, я зеваю сладко.
Я - рассоединительный союз,
Я - жгучий перец в сливочной помадке,

Среди болонок фыркающий кот,
Прыжок брейкданса посреди кадрили,
Блуждающий военный самолёт,
Удравший из состава эскадрильи.

Я многолик: порывистый юнец,
Мужик-бродяга, дама пожилая...
Я не ищу "мятущихся сердец".
Найдутся сами. Если пожелают.

И много я (обильные, как снег)
Засветимся в приветственном салюте.
"В кругу меня" нормальный человек
Нелеп, растерян, скован, бесприютен.

Dixit.
Извините за многословие.





Путинцева Т
«Последнее редактирование: 25 Май 2012, 11:34:28, КАРР»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика