Искусство общения
Дискуссия о... слове "единственность", импровизация...

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Давно хотел открыть такую ветку у нас.

Христианская философия и богословие (буду говорить о них, так как лучше знаю) не могут примирить единственность личности, воскресение личности во плоти и теорию перевоплощений. Это существенный камень преткновения.

Есть ли выход из этого противоречия, не умаляющий ни одну из сторон?

Переименовал ветку (название не придумал; может, участники дискуссии подскажут?). Про реинкарнацию и авраамические религии открою отдельно; эта тема давно назрела у нас.

__________________________________________
Преображение хаоса в космос – это и есть культура.
"Дикой Америке" интернета нужны свои пионеры, свои безумные мечтатели.
Ярослав Таран
«Последнее редактирование: 28 Январь 2011, 10:17:09, Ярослав»

Христианская философия и богословие (буду говорить о них, так как лучше знаю) не могут примирить единственность личности,

Христианская философия и богословие никогда не имели в виду "единственность" личности. И христианская философия, и богословие, насколько мне известно, говорят о таинстве личности. И это - существенное различие, которое необходимо иметь в виду, если рассуждать в философском плане о  живых смыслах христианства.

                                                                                                           Ирина Николаева
                                                                                   
                                                                                               


Ярослав, можешь подробнее рассказать об этом "камне"? Лично я тут "преткновения" не вижу. Если земные воплощения - это главы, раскрывающие многомерный смысл монады, а воскресение во плоти - личностное воскресение, как творчество во плоти - синтез предыдущих воплощений, их просветление, а не бессмысленный повтор.
В Евангелии сказано, что когда Христос воскрес, Он был Другой, но Ученики сразу же узнали Его.

Ирина, в данном случае, слово "единственность" - как антитеза "реинкарнации". Как по-другому выразить это противостояние - ведь именно о нем мы тут и хотим поговорить?

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран


Саша, объясните, пожалуйста, более развёрнуто, что  Вы имеете в виду,  когда утверждаете, что "слово "единственность" - как антитеза "реинкарнации"?

                                                                                                              Ирина Николаева

                                                                                                       


У слова "реинкарнация" есть коннотация множественности или повторения => "единственность", в этом случае, выступает как контекстное противопоставление. Именно это противопоставление, как я поняла, и есть упомянутый Ярославом "камень преткновения". Правильно я поняла или нет, а также для "полнокровного вскрытия" проблемы, я и обратилась к автору ветки. :)

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран



Хорошо, спасибо за уточнения. Это понятно. Но тогда при чём здесь христианская философия? Она ведь совсем по-другому понимает проблему личности. И если иметь в виду "единственность"  личности и понимать её, - ну, например, - как возможное заполнение  смыслами и образами некоего временного континуума, - необходимо говорить на языке не христианской философии, а на каком-то другом.

                                                                                                          Ирина Николаева


Она ведь совсем по-другому понимает проблему личности.
Как?
В чем Вы видите противопоставление христианского понимания личности и идеи реинкарнации? Почему христианство не принимает ее: действительно ли это смысловое, нерешаемое противоречие или просто поверхностная косность?

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран



Я же сразу уточнила этот момент, в своём ответе Ярославу. Не соотносит христианская философия личность и единственность. Она понимает личность более широко и глубоко - как таинство, в котором воплощен и земной опыт человека, и его жизнь во Христе.

                                                                                                            Ирина Николаева


Единственность - это неотъемлемое свойство (часть) "таинства личности", неповторимость опыта. Единственность личности следует из понимания личности христианством, и, естественно, знака тождества между этим пониманием и понятием единственности нет и быть не может, как между любым понятием и его свойством. Но в вопросе о реинкарнации упор делается на это свойство, как на область противоречия.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран



Всё бы хорошо, Саша, но в этих Ваших суждениях естественным образом исчезает память о Христе как  истоке и прообразе личностного бытия, столь важного для всякого христианина. Вот поэтому я и думаю, что к христианской философии Ваши суждения имеют малое отношение.  А так, в другой системе координат, обо всём этом рассуждать вполне возможно.

                                                                                                          Ирина Николаева

                                     


но в этих Ваших суждениях естественным образом исчезает память о Христе
Как эта память может исчезнуть? А в каких суждениях она присутствует? По-моему, память о Христе - в первую очередь, в искренности того, что ты говоришь или делаешь. Память о Христе - в глубине, а не в названии. Потому что сама эта память - реальность, а не понятие, объект, концепция и даже не символ.

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран

Не совсем так. Культура сознаёт себя не только через символ, но и более конкретно, - через имя. И если рассуждения остаются рассуждениями о понятиях "реинкарнации единственности личности", то к  христианской философии, которая свои рассуждения строит не о названиях , а о смыслах, историческом опыте и личностных источниках бытия христианина, в том числе и в  современном мире, это отношение не имеет или имеет отношение весьма опосредованное. Христианская философия игнорировать имя Христа не может. Если она это игнорирует, она рано или поздно перестаёт быть философией христианской. А нормальный христианин перестаёт чувствовать своё личностное, - а значит и социальное, и  культурное, -  бытие как бытие, соединенное с Христом как источником жизни и её личностных смыслов.

                                                                                                                           Ирина Николаева

P.S. Саша, я должна бежать на работу, надеюсь, что мы продолжим этот разговор позже.



                                                             

«Последнее редактирование: 27 Январь 2011, 09:08:11, Ирина Николаева»

По-моему, мы с Вами слишком отклонились от темы - еще и обсуждение не началось, а мы его уже пытаемся классифицировать: христианское оно или нет...  Предмет незаметно спрятался от нас. Никто имени Христа не игнорировал, хотя бы потому, что игнорировать его пока было негде.


Ирина, мне очень хотелось услышать Ваши ответы на вопросы (раскройте их через Ваше видение христианской философии):
В чем Вы видите противопоставление христианского понимания личности и идеи реинкарнации? Почему христианство не принимает ее: действительно ли это смысловое, нерешаемое противоречие или просто поверхностная косность?

А Ярослава будет дожидаться его "порция". Авось, за 2 дня не скиснет на воздухе. ;)

___________________________________
Красота – это память о лице Бога.
Александра Таран
«Последнее редактирование: 26 Январь 2011, 13:09:42, Саша»

Саша, попытаюсь ответить на Ваш вопрос.

Анна Ахматова как-то обронила точное – с христианской точки зрения, - и поэтически выраженное слово: «Но я предупреждаю вас, что я живу в последний раз…».

Возможно то, что слабо улавливается в философском суждении или  слове богослова, куда лучше и сильнее воздействует на сознание человека через поэтическое слово. Поэтому это предупреждение поэта адресуется каждому, кто еще не утратил способность чувствовать и понимать миссию и судьбу или призвание человека, воплощённого в его личностном бытии здесь и теперь.

А ведь миссии и судьбы реализуются не только через дух, символ или слово, но и через земное служение, которое вбирает в себя личную ответственность за своё призвание. И именно поэтому христианин осознает свои связи с людьми и Богом как связи наиболее значимые и сильные, т.е. удерживающие его в этом мире.  Собственно, именно на этом основании покоится христианское убеждение в том, что личность  обладает безусловной, исключительной ценностью. Иначе, зачем бы Христос рассказывал ученикам притчу о Пастыре, ищущем одну пропавшую овцу?

Что касается  философских трудностей, то, я думаю, что своим источником они имеют  различное соотношение личности и Абсолюта в индуизме и христианстве соответственно. Насколько мне известно, согласно авторам Упанишад, человек после смерти полностью сливается с мировым Атманом, его сознание исчезает. Разве тем самым не мыслится, что в посмертии уравниваются каждое «я», каждая человеческая личность? Отсюда и возникает потребность в теории реинкарнации.  Она как бы разрешает человеку  свободу выбора: либо стремиться к прекращению перевоплощений, либо опасаться кармического воздаяния за проступки. Тем не менее, если предполагается, что в посмертии событийно уравнивается каждое «я», то не существует возможности мыслить  конкретную и индивидуально чувственную связь Бога и человека, на возможность и необходимость которой указывает христианство. 

В христианстве присутствуют совершенно иные интуиции: для христиан каждая личность является не частью Абсолюта, но творением. Личность человека не может являться частью Абсолюта, ибо, согласно Библии, Бог трансцендентен миру. Но без принятия этой трансцендентности Бога невозможно, на самом деле, понять и принять таинство человеческой личности, которое указывает скорее не на единственность, но на потенциал воссоединения в человеке двух природ, - божественной и человеческой, воссоединение, которое было явлено в личности Христа. И не единственность есть часть «таинства личности», а именно это воссоединение двух разных природ.

Принято считать, что христианство апеллирует к духу и отрицает смыслы и образы телесного бытия человека. Однако, это искажённый взгляд. Как и чем он был искажён - это отдельный вопрос. Но понятно, что идея воскресения, которая предощущается в Ветхом Завете,  в Новом Завете полноценно раскрывается. И полноценно раскрывается через таинство личности, миссию, смерть и воскресение Христа. Тем самым  становится очевидным, что событийно воскресение тела человека есть нечто глубоко отличное от череды перевоплощений.

Нельзя утверждать отрицательное или пессимистическое отношение апологетов христианства к человеческому телу. Христианство не отрицало тело и его влечения,  а ставило проблему поиска человеком возможностей для его приобщения спасению и  вечной жизни. Да, христианство не отрицает того, что влечения тела двояки. Но христианством человеку предпослан выбор: или в своей свободе стремиться к разнообразию форм переживания чувственных вожделений или восходить к осознанию и поиску в себе драгоценного "золота плоти". Средневековые христианские философы полагали, что если даже дурна материя, то Бог в состоянии был ее улучшить, создавая тело человека - вот суть христианской апологетики человеческой телесности, до конца не выраженной и не раскрытой в светских формах культуры. Тем не менее, идея воскресения теоретически апеллирует не к перевоплощениям, а к новому прочтению взаимных соотношений человеческого тела и духа.

                                                                                                    Ирина Николаева

«Последнее редактирование: 26 Январь 2011, 21:21:27, Ирина Николаева»

Христианская философия и богословие (буду говорить о них, так как лучше знаю) не могут примирить единственность личности, воскресение личности во плоти и теорию перевоплощений. Это существенный камень преткновения.

Христианская философия и богословие - это не личности, а явления. Поэтому, не совсем правомерно говорить, что они не могут примерить какие-либо точки зрения?

Кто из христианских философов и богословов, осуждает идею о нескольких жизнях в нашем мире, как нехристианскую, противоречащую словам Христа, или Библии?

Мне видится ситуация так: особо не осуждая идею реинкарнаций душ, христианские учителя народа не заостряют на ней внимания, справедливо полагая что для многих эта идея будет соблазном отложить нравственные усилия на "будущее воплощение".

Возможно кому-то будет любопытно прочесть вот это статью:

http://www.sunhome.ru/religion/12320/p1



Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика