Музыка Замка
Колыбельная (русские классики 19 и 20 веков)

0 Участников и 1 гость просматривают эту тему.

Колыбельные песни существуют, наверное, у всех народов. И во всех национальных композиторских традициях авторы обращаются к ним в своем творчестве, переосмысляя этот жанр, вводя его в русло своего собственного художественного видения.

Мне хочется проследить, как это делали русские классики, а ими на протяжении 19 и 20 веков созданы десятки колыбельных разного характера, инструментальных и вокальных, прямо воспроизводящих этот жанр или только намекающих на него некоторыми музыкальными чертами; колыбельных как самостоятельных миниатюр или вписанных в более крупный замысел.

Вообще, огромной и еще как следует не изученной темой является процесс трансформации жанра при его перенесении из среды народного бытования в профессиональное искусство. Наиболее очевидны его чисто языковые стороны: изменения тембровых и интонационных условий, подчинение народной мелодии (в том случае, если она буквально цитируется композитором) иным, в профессиональной музыке сложившимся законам темперации, гармонии и формообразования.

Но есть процессы более глубинные и труднофиксируемые. За каждым явлением, как в профессиональном искусстве, так и в фольклоре, встает целый спектр смыслов. Для произведения композитора это: вписанность в ту или иную культурную эпоху с ее специфическими художественными представлениями; черты индивидуального стиля автора со следами влияний предшествующих традиций и пафосом собственных поисков; особенности каждого конкретного замысла и многое другое. Не менее сложные параметры обнаруживаются и за образцом фольклора, только они совсем другие. И если проследить на примере даже отдельно взятой мелодии столкновение этих встающих за ней смыслов, когда она лишается своего конкретно-бытового назначения и переносится в концертную практику, то на таком сломе можно увидеть много нового и неожиданного, говорящего и о путях профессиональной культуры, и о национальном менталитете, в каждом поколении раскрывающемся по-своему.

Поле для размышлений тут необъятное, и я не берусь сделать даже одного шага по его краю. Ограничусь только кратким обзором примеров одного-единственного жанра – колыбельной.



Начать следовало бы с показа разнохарактерных образцов народной песни. Но сейчас у меня нет под руками достаточного материала для этого, постараюсь восполнить этот пробел позднее. Пока могу продемонстрировать одну колыбельную в исполнении солистки из ансамбля Покровского:

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/etnic/rossia/pokrovsky/07-lullaby.mp3


И еще несколько примеров, уже приводившихся мной в темах об этнической музыке. Своеобразное соединение в одновременности двух колыбельных разного происхождения: русской и алтайской (ансамбль «Бюль-Бюль»), двух русских из разных регионов (ансамбль Покровского):

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/etnic/rossia/byul-byul/2.mp3


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/etnic/rossia/pokrovsky/11.mp3


Из более активных профессиональных обработок – две версии одной песни в исполнении Старостина; из них вторая – практически импровизированная, рождающаяся по ходу совместного музицирования. Они приведены здесь:

http://rmvoz.ru/forums/index.php?topic=967.0#msg6330

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 29 Ноябрь 2014, 02:29:49, ВОЗ»

Композитор Анатолий Лядов в своем творческом формировании проходил различные этапы. Вначале, когда он застал еще «Могучую кучку» в полном составе и вошел в нее на правах младшего участника, он испытывал сильное воздействие фортепианных сочинений Шумана. Со временем Лядов избавился от непосредственного влияния, но сохранил (так же, как и Мусоргский) шумановское тяготение к графической заостренности рисунка, к гротесковым музыкальным портретам. Позднее, в 1890-х годах, композитор развивался во многом в русле шопеновского пианизма с его аристократическим изяществом и богатством тембральных красок (в этом эволюция Лядова шла параллельно со Скрябиным тех же 90-х). Одновременно с этим он много занимался обработками народных песен, касаясь в том числе своеобразной области детского фольклора (колядки, считалки, дразнилки и др.), а также архаических пластов заклинаний и заговоров.

Все эти тенденции нашли продолжение в очень цельном и своеобычном стиле Лядова последних лет, когда были созданы симфонические картины «Баба-Яга», «Волшебное озеро», «Кикимора», цикл «Восемь русских народных песен».

Колыбельная из этого цикла предельна скромна по выразительным средствам, в музыке есть некая волшебная завороженность, застылость, недосказанность.


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/lyadov/Lullaby.mp3


Эту колыбельную можно рассматривать как своеобразный эскиз-предварение медленной части «Кикиморы», где тот же характер раскрыт более определенно и объемно. Сочинению предпослан эпиграф-программа из сборника И. Сахарова «Сказания русского народа»:

Живет, растет Кикимора у кудесника в каменных горах. От утра до вечера тешит Кикимору Кот-баюн – говорит сказки заморские. Со вечера до бела света качают Кикимору во хрустальчатой колыбельке. Ровно через семь лет вырастает Кикимора. Тонешенька, чернешенька та Кикимора, а голова-то у ней малым-малешенька, со наперсточек, а туловище не спознать с соломиной. Стучит, гремит Кикимора с утра до вечера; свистит, шипит Кикимора со вечера до полуночи; со полуночи до бела света прядет кудель конопельную, сучит пряжу пеньковую, снует основу шелковую. Зло на уме держит Кикимора на весь люд честной.

Музыка повествовательно-точно следует за текстом: есть тут и звучащая дважды песня Кота-баюна, и звон «хрустальчатой колыбельки»; за всем этим чувствуется дух языческой древности, народных верований в недобрую лесную нежить; есть и атмосфера русской сказочной стилизации эпохи модерна, подсказывающая параллели с картинами Васнецова и Билибина.

За медленным разделом следует мрачновато-фантастичное скерцо, где облик Кикиморы раскрыт через множество остроумных графических деталей и тембровых находок.


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/lyadov/Kikimora.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 22 Декабрь 2010, 08:41:15, Е. Морошкин»

Запись «Кикиморы» в исполнении Ю. Темирканова (музыка начинается на третьей минуте этого ролика). Темп быстрой части, как мне кажется, здесь больше соответствует авторскому замыслу, а в предыдущей записи (Е. Светланов) – несколько замедлен.


Лядов_Кикимора — на Яндекс.Видео



В «Кикиморе» есть следы другого, неосуществленного замысла Лядова. В связи с развертыванием деятельности «Русских сезонов» Сергей Дягилев поручил композитору написать балет «Жар-птица»; сюжет был разработан группой авторов (в их числе А. Ремизов) на основе русских сказок. Лядов взялся за написание музыки, но затем почувствовал, что ему, прирожденному миниатюристу, никогда не обращавшемуся к крупным сценическим композициям, не удастся справиться с этой задачей, и порекомендовал Дягилеву своего ученика Игоря Стравинского. А музыкальный материал, уже возникший в связи с балетом, отразился в других сочинениях – «Кикиморе» и «Волшебном озере».

Стравинский в период написания «Жар-птицы» еще только вступал на путь самостоятельных новаторских поисков. В основном, в музыке балета отразились усвоенные им уроки предшественников: Бородина, Римского-Корсакова, Мусоргского, а также французских импрессионистов Дебюсси и Равеля (тоже, в свою очередь, испытавших воздействие русских композиторов). Некоторая разностильность этого сочинения оказалась здесь не минусом: она вполне соответствовала идее Дягилева, замыслившего «Жар-птицу» как некую европейскую презентацию достижений русской музыки.

Действие происходит в Кащеевом царстве, которое усилиями светлых героев (Жар-птица и Иван-царевич) освобождается от злых чар, высветляется.

Перед финалом звучит томительная, тягучая колыбельная – заклятие Кащеева царства, несущая ему обессиливание, упадок. Возможно, для этого же эпизода предназначалась и колыбельная Лядова, вошедшая в «Кикимору»; этим можно объяснить общность их характеров. Стравинский не достигает здесь лядовской филигранности письма, но проявляет больший симфонический темперамент, свободу в широком волнообразном музыкальном развертывании. За колыбельной следует эпизод бурной звуковой пантомимы – как бы последние конвульсии злых сил перед их исчезновением. Затем возникает светлая финальная тема (использована мелодия народной хороводной песни), в своем развитии она последовательно и убедительно переходит от неуверенной зыбкости к широкому разливу света, затем – к богатырскому удальству в духе Бородина и к сверкающему заключительному апофеозу.


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/stravinsky/Jar-ptitza.mp3

Существует запись под управлением автора сюиты из балета (после колыбельной сразу идет финал), в несколько усовершенствованной оркестровке (новую оркестровую редакцию Стравинский сделал в 1945 году).


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/stravinsky/Jar-ptitza_Str.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 21 Декабрь 2010, 21:01:24, Е. Морошкин»

В народную колыбельную песню нередко вкладывался смысл заклятья, предотвращения будущих бед и испытаний. Композиторы в ряде произведений подхватывают эту тенденцию: их колыбельные написаны в глубоко элегическом тоне, в них человек пытается передать умудренность своих взрослых лет, знание трудности жизненного пути, и уже в порядке монолога наедине с собой – невольные сожаления о былых ошибках и утратах, надежду на более благосклонную судьбу для пришедших следом.

Такова колыбельная Глинки (из вокального цикла «Прощание с Петербургом»), таковы две колыбельные Чайковского.


М. Глинка. Колыбельная (Н. Кукольник). Исп. Б. Христов

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/glinka/02.MP3


П. Чайковский. «Колыбельная песнь в бурю» (А. Плещеев). Исп. И. Архипова

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/chaykovsky/K-v-b.MP3


П. Чайковский. Колыбельная (А. Майков). Исп. Б. Христов

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/chaykovsky/05.MP3


П. Чайковский. Колыбельная (А. Майков). Исп. А. Аблабердыева

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/chaykovsky/04.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 27 Январь 2013, 13:08:01, Е. Морошкин»

Признаки колыбельной завуалировано присутствуют в двух пейзажно-сказочных песнях А. Бородина на собственные тексты. Одна из них – «Спящая княжна», развернутый рассказ-баллада с архетипическим мифологическим сюжетом:

Спит, спит в лесу глухом,
спит княжна волшебным сном,
спит под кровом темной ночи,
сон сковал ей крепко очи.
спит, спит.

Вот и лес глухой очнулся,
с диким смехом вдруг проснулся
ведьм и леших шумный рой
и промчался над княжной.

Лишь княжна в лесу глухом
спит все тем же мертвым сном.
спит, спит.

Слух прошел, что в лес дремучий
богатырь придет могучий,
чары силой сокрушит,
сон волшебный победит
и княжну освободит.

Но проходят дни за днями,
годы идут за годами…
ни души живой кругом,
все объято мертвым сном.

Так княжна в лесу глухом,
тихо спит глубоким сном;
спит под кровом темной ночи,
сон сковал ей крепко очи.
спит, спит.

И никто не знает, скоро ль
час ударит пробужденья.


А. Бородин. Спящая княжна. Исп. Б. Гмыря

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/borodin/spk_2.mp3


А. Бородин. Спящая княжна. Исп. П. Глубокий

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/borodin/spk_1.MP3


При своем появлении «Спящая княжна» несла в себе значительно больший смысловой заряд, чем тот, что улавливается современным слушателем. Нужно представить себе атмосферу середины 1860-х годов, домашние собрания музыкантов-самоучек вокруг молодого композитора М. Балакирева. Имена одних нам теперь ничего не говорят: Н. Лодыженский, Н. Щербачев, А. Гуссаковский. Нечасто вспоминают сегодня о Ц. Кюи. Другие имена знакомы всем: А. Бородин, М. Мусоргский, Н. Римский-Корсаков. Но тогда они все были почти равны в своей неизвестности, молодости, в своих еще не раскрывшихся талантах. Еще не родились замыслы, по которым мы сегодня судим о масштабе этих художников. А «Спящая княжна» на тот момент была едва ли не самым серьезным достижением этого музыкального кружка, предметом всеобщей гордости. Не нуждался в пояснениях смысл текста: это было время спонтанно возникающих демократических кружков, время надежд на обновление России, на крестьянскую революцию. Нечто революционно-дерзкое было и в музыкальном языке этой песни, в ее демонстративном презрении к правилам классической гармонии.

С тех пор прошло почти полтора века. Аллегорический смысл текста сегодня кажется чересчур наивным и прямолинейным. Языковые новшества восприняты следующими поколениями композиторов и давно уже вошли в наш слуховой опыт. И всё же музыкальное обаяние «Спящей княжны» остается неувядающим. Ощущение зачарованности, волшебного пространства леса, остановившегося времени соединилось с чисто бородинской мощью, выявляющей себя не только в действии, но и в своем спокойствии, в нераскрытости богатырских сил.

Годом позже была написана еще одна сказочная картина – «Морская царевна», своеобразный подводный пейзаж (у меня, впрочем, он вызывает ассоциации не с морем, а с водами какой-нибудь среднерусской реки, до самого дна пронизанными солнечными лучами). Музыкальный язык здесь еще более изощрен и впрямую предваряет водные образы французских импрессионистов, многое воспринявших у Бородина и Мусоргского.


А. Бородин. Морская царевна. Исп. С. Лейферкус

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/borodin/moc.mp3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 27 Январь 2013, 13:04:33, Е. Морошкин»

Камерная вокальная лирика – область музыки, имеющая свои специфические черты, свой излюбленный, хотя и очень широкий, круг образов. На русской почве она стала возникать в конце 18 века, воспринимая и русифицируя черты вокальной музыки европейских стран (в первую очередь Италии), вводя в это европеизированное русло и народную песню. Так к началу 19 века в России сложилась культура городского бытового романса. Постепенно она стала расслаиваться на собственно бытовую и высокопрофессиональную, впитывающую достижения профессиональной же музыки Европы (Шуберт, Шуман).

Когда композиторы 19 века воспроизводили тот или иной традиционно народный жанр (например, колыбельную песню), то он оказывался уже внутри иной художественной структуры, вокруг него вырастал новый круг культурных ассоциаций.

Колыбельная М. Балакирева (на слова А. Арсеньева) – пример такого промежуточного положения на культурном поле: здесь есть и узнаваемые народно-песенные интонации, и типично романсовая куплетная структура, и языковые средства музыкального романтизма второй половины 19 века.

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/balakirev/1-Kolyb.MP3


Колыбельная С. Танеева связана с этим жанром только через словесный текст (стихотворение К. Бальмонта), музыка же развивается непринужденно и широко, как это свойственно зрелой стадии романсовой лирики (разработанной во многом силами Чайковского) или оперному ариозо.

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/taneev/2-Kolyb.MP3


Еще более свободно музыкальное построение в романсе С. Рахманинова «Сон» (на стихотворение Ф. Сологуба). С жанром колыбельной он связан косвенно – колыбельный характер чувствуется в начальном разделе романса с его успокоительным, убаюкивающим движением. Дальнейшее развертывание – широкое, эмоционально полнозвучное, с двумя одновременно и почти независимо развивающимися линиями – у голоса и в колористически богатой партии фортепиано.

С. Рахманинов. «Сон» (Ф. Сологуб). Исп. З. Долуханова

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/rahmaninov/son.mp3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 27 Январь 2013, 13:05:00, Е. Морошкин»

«Вечерняя песня» песня М. Мусоргского – небольшая пейзажная зарисовка, с характерным для лирики композитора ускользанием, неуловимостью образа. Хотя в тексте песни нет колыбельных мотивов, Мусоргский ввел музыкальные признаки этого жанра, созвучные спокойствию, умиротворенности вечернего пейзажа.

М. Мусоргский. Вечерняя песня (А. Плещеев). Исп. Б. Христов

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/musorgsky/Vech-pesnya.MP3



В романсе Римского-Корсакова «Тихо вечер догорает», наоборот, черты колыбельной есть только в тексте. В музыке – свободно построенный ноктюрн в прозрачно-хрупком колорите, с ненавязчивыми звукоизобразительными деталями.

Н. Римский-Корсаков «Тихо вечер догорает» (А. Фет)

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/rimsky-korsakov/tiho_vecher.mp3



В третьем действии «Майской ночи» Римского-Корсакова в колыбельную песню вкладывается не свойственный ей смысл: это внутренний монолог и одновременно посылаемая на расстояние любовная серенада. Характер песни поэтому вовсе не колыбельный, успокаивающий, а напротив – открыто эмоциональный, гимнически-восторженный.

Н. Римский-Корсаков. Майская ночь, 3 д., колыбельная Левко. Исп. С. Лемешев

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/rimsky-korsakov/Mayskaya_noch_1.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 27 Январь 2013, 13:05:29, Е. Морошкин»

Многие камерно-вокальные сочинения М. Мусоргского тяготеют к сценичности, являются по сути миниатюрными спектаклями. Перед нами предстают персонажи с ясно очерченным пластически-двигательным рисунком, с глубоко продуманным внутренним миром, нередко и с ясно определимым социальным положением. Иногда в вокальной миниатюре разворачивается и диалог двух персонажей, драматически-конфликтный либо комический.

В качестве основы такой сценки композитор мог взять распространенный песенный или танцевальный жанр, получающий здесь новое истолкование, иногда совершенно ему не свойственное образное наполнение.

Так, в нескольких колыбельных песнях у Мусоргского раскрывается мотив социальной дисгармонии, социального сострадания. Одна из них – на слова А. Н. Островского (из пьесы «Воевода»). При общем беспросветном колорите внутренним контрастом становится заключительный раздел – устремление мысли к запредельному, посмертному утешению; признаки колыбельной песни здесь соединяются с церковно-хоральным интонациями (намек на взаимодействие этих двух жанровых и образных сфер был и в колыбельной Глинки).

Мусоргский. Колыбельная (А. Островский). Исп. Б. Христов

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/musorgsky/klb-1.MP3


В более поздней редакции этого сочинения некоторые моменты переинтонированы, спрямлена общая композиция.

Мусоргский. Колыбельная (А. Островский), 2-я редакция. Исп. Г. Вишневская

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/musorgsky/klb.mp3


«Колыбельная Еремушке» на стихи Некрасова в целом близка первой, но осложнена неоднозначностью, скрытой иронией текста.

Мусоргский. «Колыбельная Еремушке» (Н. Некрасов). Исп. Б. Христов

http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/musorgsky/klb-2.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 27 Январь 2013, 13:06:43, Е. Морошкин»

«Колыбельная» из позднего фортепианного цикла Чайковского (создававшегося одновременно с 6 симфонией) – пьеса, воспринимаемая в контексте его творчества как непрочный островок душевного покоя, умиротворенности. Как бы между строк – между нот – читаются окружающие его волны трагических страстей (как реально они окружают лирический центр в симфонической поэме «Франческа да Римини»), но пока они сюда не проникли. Музыка, наоборот, пытается отстраниться от обычного, прозаического течения мысли, в ней есть легкий фантастический оттенок, немного напоминающий сказочную завороженность «Спящей княжны» Бородина; жанр пьесы зыбко балансирует между колыбельной и баркаролой.


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/chaykovsky/Kolyb-Ashkenazi.MP3

В большем масштабе таким светлым островом для позднего Чайковского стала одноактная опера «Иоланта», где вечные христианские истины раскрываются через романтическо-сказочный сюжет. Колыбельная песня Иоланте несет нескончаемые волны доброты и душевного тепла, в ней как бы материализуется, переводится в человечески-эмоциональный регистр незамутненный мир чистого света, сияющая сердцевина мироздания.


http://rmvoz.ru/lib/fonoteka/mat/chaykovsky/Iolanta.MP3

____________________________________
Пою, когда гортань сыра, душа – суха,
И в меру влажен взор, и не хитрит сознанье.
О. Мандельштам
«Последнее редактирование: 25 Декабрь 2014, 22:35:21, Е. Морошкин»


Рейтинг@Mail.ru Союз образовательных сайтов Яндекс.Метрика